Фальсификация уголовного дела

К примеру, в помещении до приватизации было зарегистрировано 4 человека, а в выписка из домовой книги содержит информацию только о 3 или 2 прописанных. В этом случае налицо злоупотребление сотрудником паспортного стола, который внес ложные данные в документ, своих обязанностей. В этом случае должностное лицо признается соучастником преступления.

Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем, а равно фальсификация доказательств по делу об административном правонарушении участником производства по делу об административном правонарушении или его представителем, а равно фальсификация доказательств должностным лицом, уполномоченным рассматривать дела об административных правонарушениях, либо должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, –

наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев.

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником –

наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

3. Фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия, –

наказывается лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

4. Фальсификация результатов оперативно-разыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-разыскных мероприятий, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации –

наказывается штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двенадцати месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

Комментарии к ст. 303 УК РФ

1. В законе ответственность дифференцирована в зависимости от ряда обстоятельств. Частью 1 комментируемой статьи охватывается фальсификация доказательств по гражданскому делу, ч. 2 – по уголовному делу, в ч. 3 закреплены квалифицированные виды этих преступлений.

2. Объектом является нормальная деятельность суда и органов прокуратуры, предварительного расследования по получению достоверных доказательств. В качестве факультативного объекта могут быть интересы потерпевшего. Предмет преступления – доказательства по гражданскому или уголовному делу. Их понятие раскрывается в гражданском процессуальном, арбитражном процессуальном и уголовно-процессуальном праве.

3. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 303, характеризуется фальсификацией доказательств по гражданскому делу. Фальсификация означает искажение фактических данных, являющихся доказательствами. Она может проявляться в разных формах: внесение ложных сведений в документы, их подделка, подчистка, пометка другим числом. В этом случае, по существу, речь идет о так называемом материальном подлоге документа как источника доказательств. Фальсификация может выражаться и в так называемом интеллектуальном подлоге: лицом, участвующим в деле, составляются письменные доказательства, ложные по содержанию (например, письмо, в котором содержится признание долга).

4. Преступление имеет формальный состав, признается оконченным с момента предъявления фальсифицированного доказательства суду. Для квалификации содеянного не имеет значения, повлияло ли оно на вынесение решения по гражданскому делу.

Не охватываются составом рассматриваемого преступления заведомо ложные показание, заключение эксперта или неправильный перевод. Указанные действия образуют самостоятельное преступление, предусмотренное ст. 307 УК.

READ
Права детей на имущество

5. С субъективной стороны преступление характеризуется прямым умыслом. Мотивы значения для квалификации не имеют.

6. Субъект преступления – лицо, участвующее в деле, или его представитель. Понятие “лицо, участвующее в деле” в данном составе преступления употребляется в том же значении, что и в других составах. Однако надо иметь в виду, что из их числа исключаются по указанным выше причинам свидетель, потерпевший, эксперт и переводчик. Понятие представителя дано в гражданском процессуальном и арбитражном процессуальном праве. Представителем может быть гражданин, имеющий надлежащим образом оформленные полномочия на ведение дела.

Не несут ответственности по ч. 1 ст. 303 должностные лица. Фальсификация доказательств, совершаемая ими, признается служебным подлогом и квалифицируется по ст. 292 УК.

7. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу. Она может выразиться в разных формах подлога материалов уголовного дела: составление протоколов допросов при их непроведении, внесение в них сведений, о которых не сообщал допрашиваемый, внесение изменений в заключение эксперта и т.п.

Лицом, производящим дознание, следователем и прокурором в этом случае совершается специальный вид служебного подлога, выделенный законодателем в самостоятельное преступление, в связи с чем дополнительной квалификации таких действий по ст. 292 УК не требуется.

Защитником по уголовному делу могут быть фальсифицированы документы, вещественные доказательства, приобщаемые к делу по его ходатайству.

8. Момент окончания преступления определяется в зависимости от того, кем оно совершено. Фальсификация доказательств лицом, производящим дознание, следователем и прокурором будет оконченной с момента совершения указанных действий; фальсификация доказательств защитником – с момента предъявления их органам дознания, предварительного следствия или суду.

9. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

10. Субъект преступления по ч. 2 статьи иной, чем по ч. 1 ст. 303. Им являются прокурор, следователь, лицо, производящее дознание (дознаватель), и защитник.

11. Квалифицирующими признаками являются: а) фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении; б) фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия (ч. 3 ст. 303).

Законодатель не определяет тот вред, который признается тяжким, предоставляя это делать суду с учетом всех обстоятельств. Приговорение лица к лишению свободы, самоубийство или покушение на самоубийство незаконно осужденного или его близких, незаконное взыскание, приведшее к банкротству предприятия, разорению предпринимателя, фермера и т.п., могут признаваться в качестве тяжких последствий.

Не дадим переписать историю: фальсификация или проблемы правоприменения ст. 303 УК РФ

Проблема фальсификации доказательств в гражданском процессе – наиболее актуальная для адвокатов и практикующих судебных юристов, которые регулярно сталкиваются с этим негативным явлением. Казалось бы, все должно быть просто – совершил фальсификацию доказательств, ответь по букве закона. Но, к всеобщему удивлению, привлечение виновных к уголовной ответственности по указанной норме – это скорее нонсенс, чем существующие реалии. Почему охраняющая систему правосудия норма не пользуется широкой популярностью у правоприменителей, рассуждает в авторской колонке Константин Фарберов, партнер, адвокат группы правовых компаний “Пучков и партнеры”.

Дело в том, что ст. 303 УК РФ имеет существенные изъяны, затрудняющие предмет и процесс доказывания. О сложностях применения данной нормы закона свидетельствует статистика Верховного суда РФ.

В 2016 году приговор суда по всем частям ст. 303 УК РФ состоялся в отношении 100 лиц. Всего приговоры по преступлениям против правосудия постановлены в отношении 10 689 лиц (менее 1%). Напомню, в главу 31 УК РФ (преступления против правосудия) входят 24 действующих нормы, и сама ст. 303 УК РФ, входящая в данную главу, существует со времен введения в действия УК РФ.

Рассмотрим проблемы, затрудняющие процесс доказывания.

Все начинается с объективной стороны – отсутствие в Уголовном кодексе РФ, постановлениях Пленума Верховного суда РФ и прочих официальных источниках единообразного определения фальсификации. Законодатель не расшифровывает, что такое фальсификация в ст. 303 УК РФ. Не секрет, что расшифровка тех или иных действий, указанных в диспозиции, присуща множеству норм особенной части УК РФ. О фальсификацию ни слова.

READ
Несовершеннолетний избил человека

Следующий резонный вопрос: фальсификация – это только действия? Или она может иметь место в форме бездействия?

Яркий пример – активные действия по изготовлению подложного документа или искажения содержания документа выполняет лицо, не осведомленное о намерении использования указанного документа в качестве доказательства по гражданскому делу, либо лицо, не являющееся субъектом преступления. Представляет же фальсифицированное доказательство в суд уже иное лицо, являющееся субъектом преступления. Получается, что лицо достоверно знает о подложности данного доказательства, но каких-либо действий по изготовлению или искажению содержания доказательства не совершает. Наступает ли ответственность по ст. 303 УК РФ в этом случае? Существует различная судебная практика, но единообразное толкование Верховного суда РФ на этот счет отсутствует.

Отсюда вытекает другая проблема – в определении субъекта преступления. Ч. 1 ст. 303 УК РФ четко выделяет в качестве субъектов при фальсификации доказательств по гражданскому делу лицо, участвующее в деле, или его представителя. На практике установить, кто же сфальсифицировал доказательство, ровно как располагали ли субъекты информацией о подложном характере доказательства, крайней затруднительно. Зачастую действия по изготовлению или искажению доказательства совершены не субъектом данного преступления.

Третья проблема: что есть фальсификация для законодателя? Искажение формы или искажение содержания, может, то и другое? Опять же, единообразной судебной практики нет. Один пример – изготовление доказательства порочного по форме (подделки подписей, печатей, датирование документов, не соответствующее реальной дате и пр.), скажем, при утрате подлинного доказательства при условии, если содержание изготовленного и порочного по форме доказательства не искажено по отношению к существовавшему ранее доказательству. Вновь не понятно, будет ли иметь такое дело судебную перспективу.

Есть мнение, что к фальсификации можно относить и заблаговременное уничтожение документов или любых сведений с целью недопущения использования их в дальнейшем в качестве доказательств в судебном процессе. Опять же, единообразная судебная практика отсутствует.

Следующая проблема – фальсификация доказательств по делам, находящимся в производстве третейских судов, которые, как известно, не входят в судебную систему Российской Федерации и, следовательно, не осуществляют правосудие. Ст. 303 УК РФ является преступлением против правосудия. Вместе с тем на основе решений третейских судов судами, уже входящими в судебную систему, выдаются вполне реальные исполнительные листы.

Только указанные выше факты отбивают какое-либо желание у правоохранительных органов расследовать указанную категорию дел, поскольку закрадывается тень сомнений относительно судебной перспективы.

Второй пласт проблем – в установлении подлежащих доказыванию обстоятельств.

По указанной категории дел наличие вещественного доказательства имеет принципиальное значение: следствию (для доказанности вины) и суду (для постановления приговора) недостаточно сведений, отраженных в решениях или определениях арбитражных судов, или судов общей юрисдикции, по гражданским делам.

Даже при установлении последними факта фальсификации доказательств. Указанные решения судов по смыслу ст. 90 УПК РФ обладают преюдициальным значением, но требуют от следствия установления всех обстоятельств, подлежащих доказыванию, в рамках процедуры, регламентированной УПК РФ, поскольку предмет исследования в каждом виде судопроизводства имеет свои особенности, специфику и процессуальные правила доказывания по соответствующим делам. (Постановление Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 № 30-П “По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В. Д. Власенко и Е. А. Власенко”).

Часто вещественное доказательство требуется для производства судебной экспертизы в рамках уголовного дела, поскольку в рамках рассмотрения гражданских дел судебные экспертизы, установившие факты фальсификации, не могут быть признаны в качестве судебных экспертиз по уголовным делам, потому как получены не в соответствии с требованиями УПК РФ. Таких экспертиз недостаточно для вывода следствия и суда по уголовному делу о доказанности факта фальсификации доказательства. Любые документы из гражданского дела, включая судебные экспертизы, могут лишь использоваться как иные документы в соответствии со ст. 84 УПК РФ.

READ
Новые возможности электронного паспорта

Однако с вещественными доказательствами на практике возникают серьезные проблемы, ставящие крест на дальнейшей судебной перспективе уголовного дела. Зачастую суды, сами устанавливая факты фальсификации доказательств, выдают сторонам подлинники документов даже при наличии соответствующих писем от правоохранительных органов, ссылаясь на невозможность отказать стороне в выдаче оригиналов документов.

Еще одна процессуальная сложность – момент возбуждения уголовного дела. С одной стороны, УПК РФ не устанавливает специальный порядок для возбуждения уголовных дел указанной категории. С другой – для возбуждения уголовного дела необходимы поводы и достаточные основания, указывающие на признаки преступления, какими являются решения судов, установившие факт фальсификации.

Вот и получается, что пока “правоохранительная машина” дождется вступления в законную силу судебных решений, пока проводится доследственная проверка, оригиналы спорных документов возвращаются стороне.

Таким образом, указанная норма может стать рабочей, только после внесения в нее изменений:

– установления на законодательном уровне определения фальсификации;

– разделения действий (указанных в диспозиции ст. 303 УК РФ) на сами действия по фальсификации доказательств и по использованию заведомо сфальсифицированных доказательств в суде, расширения субъектного состава данного преступления.

Кроме того, Верховному суду РФ понадобится разъяснить проблемы, связанные с применением указанной нормы. Давайте зададимся вопросом: не получим ли мы многочисленные злоупотребления со стороны правоохранительных органов и череду “заказных” уголовных дел, если эта норма заработает в полную силу?

Может быть, пусть лучше висит она “дамокловым мечом” и применяется лишь в исключительных и вопиющих случаях.

Меры наказания за предоставление фальсифицированных сведений в гражданском процессе

Санкции ст.303 УК РФ предусматривают несколько видов ответственности за фальсификацию сведений:

  • Уголовный штраф в размере до 300 тыс. руб.
  • Обязательные работы на период до 480 часов.
  • Исправительный труд сроком до 24 месяцев.
  • Ограничение свободы на срок до 4 месяцев.

Description: Пакет документов, необходимых для составления ДКП. Как правильно составить договор купли продажи автомобиля. Меры предосторожности при составлении ДКП.

Оказывается, безвыходных ситуаций не бывает, и восстановить документ без наличия иных ценных бумаг также вполне возможно.

Трудность заключается в процессе восстановления данного документа, который зависит от места утери паспорта.

Мы рассмотрим, что делать если это произошло, как в чужом, так и в родном городе.

СПЕЦИАЛЬНАЯ И ОБЩАЯ НОРМЫ УК РФ

Судебная практика рассматривает фальсификацию доказательств по уголовному делу должностным лицом правоохранительного органа (части 2 и 3 ст. 303 УК РФ) как специальную норму по отношению к общей норме. Общими нормами являются: злоупотребление должностными полномочиями — ст. 285 УК РФ (определение СК по уголовным делам ВС РФ от 06.07.2004 по делу № 93-о04-9, кассационные определения ВС РФ от 13.09.2007 по делу № 47-007-46, от 24.12.2009 № 11-О09-137) или превышение должностных полномочий — ст. 286 УК РФ (кассационное определение СК по уголовным делам ВС РФ от 11.02.2008 № 82-008-4).

Очевидно, что такой вариативности общей нормы быть не должно — это противоречит правилам квалификации 3 .

В приведенном случае речь идет о ситуации отграничения конкуренции общей и специальной уголовно-правовых норм от идеальной совокупности преступлений. Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме (ч. 3 ст. 17 УК РФ). Это означает, что не должно быть двойного вменения: квалификации одного и того же преступного события одновременно по общей и специальной нормам. Это является конкретизацией конституционной нормы о том, что «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление» (ч. 1 ст. 50 Конституции РФ) и корреспондирующего ей одного из положений ч. 2 ст. 6 УК РФ.

READ
Возврат денег после ремонта телефона

Если при квалификации одного и того же преступного события нет конкуренции общей и специальной нормы, или, иначе говоря, если одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК РФ, то налицо совокупность преступлений (ч. 2 ст. 17 УК РФ), которая получила название «идеальная совокупность».

При любом из двух указанных выше вариантов квалификации будет действовать принцип законности, проявляющийся, в частности, в том, что преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом РФ (ч. 1 ст. 3 УК РФ). Полагаю, что фальсификация доказательств по уголовному делу (части 2 и 3 ст. 303 УК РФ) выступает в качестве специальной нормы по отношению к общей норме ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий».

Комментарий к Ст. 303 УК РФ

1. Объектом преступления являются общественные отношения, обеспечивающие достижение целей судопроизводства в сфере процессуального доказывания. Результатом фальсификации доказательств является принятие процессуальных решений, основанных на ложной информации и, следовательно, не отвечающих требованиям законности и обоснованности.

2. Объективную сторону преступления образуют действия, выражающиеся в подделке, искажении, подмене подлинной информации или ее носителя информацией ложной, мнимой, происходящей из ненадлежащего источника или полученной с нарушением установленного порядка. Ключевым для фальсификации является именно факт подмены, при котором фальшивка выдается за подлинное, поэтому само по себе получение доказательства с нарушением требований уголовно-процессуального закона без такой подмены не образует состава данного преступления.

3. Предметом фальсификации могут быть вещественные доказательства (подброшенные на место происшествия, подменившие действительно имеющие отношение к преступлению предметы), документы (акты ревизий, доверенности, расписки), протоколы следственных и судебных действий. Фальсификация может заключаться в указании в протоколе следственного действия ложной информации как о самом исследуемом факте (например, о якобы обнаруженном при обыске предмете), так и об обстоятельствах проведения следственного действия (о времени его проведения и об участвующих в нем лицах).

4. Преступление признается оконченным в момент, когда соответствующее «доказательство» предъявляется для приобщения к материалам дела. Признание впоследствии этого «доказательства» недопустимым не влияет на квалификацию содеянного как оконченного преступления.

5. Квалификация фальсификации доказательств различается в зависимости от того, была она допущена в рамках производства по гражданскому или уголовному делу: фальсификация доказательств по гражданскому делу предусматривается ч. 1 комментируемой статьи, а по уголовному делу — ч. 2.

Поскольку по смыслу ст. 118 Конституции гражданское судопроизводство осуществляется в соответствии как с гражданским процессуальным, так и с арбитражным процессуальным законодательством, ответственность по ч. 1 комментируемой статьи может наступать в том числе и для участников арбитражного судопроизводства в случае фальсификации ими доказательств по делу.

6. Субъектами преступлений, предусмотренных комментируемой статьей, выступают лица, обладающие специальными признаками в соответствии с функцией, выполняемой ими при производстве по конкретному делу: в соответствии с ч. 1 комментируемой статьи ими являются лица, участвующие в гражданском деле (гражданский истец, гражданский ответчик) и их представители; согласно ч. 2 — лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник.

Совершение действий, направленных на фальсификацию доказательств, лицом, не относящимся к числу перечисленных в настоящей статье участников уголовного судопроизводства, при определенных условиях может быть квалифицировано как соучастие в фальсификации доказательств .
———————————
См.: Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 22.12.2011 N 66-О11-149.

Установление ч. 2 комментируемой статьи в качестве обязательного дополнительного наказания лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью указывает на то, что в качестве субъекта преступления, предусмотренного этой нормой, могут признаваться только защитники — адвокаты; иные же лица, выступающие в качестве защитников (в том числе близкие родственники обвиняемого), ответственность по данной статье уголовного закона не несут.

READ
Какой штраф за отсутствие аптечки и огнетушителя

7. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла, при котором виновный осознает, что он изменяет содержание или иные характеристики используемой в ходе предварительного расследования или судебного разбирательства доказательственной информации, и желает этого.

Целью преступления может быть осуждение невиновного либо, наоборот, ограждение от ответственности виновного, обеспечение получения заинтересованным лицом материального дохода, мотивом — ложно понятые интересы службы, мнимая справедливость, продвижение по служебной лестнице, корысть.

8. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи квалифицирующими признаками преступлений являются: фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении либо наступление тяжких последствий. Причем по буквальному смыслу данной нормы не имеет значения, являлось ли целью фальсификации доказательств осуждение лица за тяжкое или особо тяжкое преступление или его оправдание в этом.

К числу тяжких последствий, предусмотренных ч. 3, могут быть отнесены длительное содержание лица под стражей, незаконное осуждение, необоснованное оправдание виновного.

9. Понятия оперативно-розыскной деятельности и оперативно-розыскного мероприятия, а также обозначение круга органов и лиц, уполномоченных на проведение оперативно-розыскных мероприятий, содержатся в Федеральном законе от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации» (в ред. от 29.11.2012) .
———————————
СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3349; 1997. N 29. Ст. 3502; 1998. N 30. Ст. 3613; 1999. N 2. Ст. 233; 2000. N 1 (ч. 1). Ст. 8; 2001. N 13. Ст. 1140; 2003. N 2. Ст. 167; N 27 (ч. 1). Ст. 2700; 2004. N 27. Ст. 2711; N 35. Ст. 3607; 2005. N 49. Ст. 5128; 2007. N 31. Ст. 4008, 4011; 2008. N 18. Ст. 1941; N 52 (ч. 1). Ст. 6227, 6235, 6248; 2011. N 1. Ст. 16; N 48. Ст. 6730; N 50. Ст. 7366; 2012. N 29. Ст. 3994; N 49. Ст. 6752.

Как следует из названного Закона, посредством оперативно-розыскной деятельности осуществляются выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших; осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклонения от уголовного наказания, а также розыск без вести пропавших; добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной экономической или биологической безопасности страны.

В качестве результатов оперативно-розыскных мероприятий, за фальсификацию которых наступает уголовная ответственность по комментируемой статье, могут выступать в том числе данные о проведении или непроведении того или иного оперативно-розыскного мероприятия, его участниках, сроке и порядке осуществления, полученные в результате оперативно-розыскного мероприятия сведения.

10. Лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, могут выступать должностные лица оперативных подразделений органов внутренних дел, органов федеральной службы безопасности, федерального органа исполнительной власти в области государственной охраны, таможенных органов, Службы внешней разведки, Федеральной службы исполнения наказаний, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, органа внешней разведки Минобороны России. Соответственно, только эти лица и могут быть субъектами преступления, предусмотренного ч. 4 комментируемой статьи. Иные участвующие в оперативно-розыскных мероприятиях лица, в том числе негласные сотрудники, субъектами этого преступления не являются и могут нести ответственность лишь за соучастие в нем, скажем, в качестве пособника. Не могут нести ответственность по данной статье также частные детективы и частные охранники, несмотря на то что их деятельность по своим внешним признакам имеет сходство с оперативно-розыскной деятельностью.

11. Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 4, отличается прямым умыслом, предполагающим, что виновное лицо осознает противоправный и общественно опасный характер своих действий по искажению результатов оперативно-розыскной деятельности, подложный характер представляемых им материалов или передаваемой иным способом информации, предвидит негативные последствия сообщения этой информации и желает их наступления, а также целью создать условия для уголовного преследования лица или причинения вреда его чести, достоинству и деловой репутации. Мотив, исходя из которого совершается фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности, определяющего значения для квалификации содеянного не имеет.

READ
Как узнать зарегистрирован ли автомобиль на меня

По смыслу закона фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности, имеющая своей целью ограждение виновного от уголовной ответственности, создание условий для перехода права собственности на имущество (наследство) безвестно отсутствующего лица, обеспечение поступления лица на работу или, напротив, отказа в назначении его на определенную должность, не образует состава преступления, предусмотренного ч. 4 комментируемой статьи.

12. В отличие от фальсификации доказательств квалифицированные виды фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в законе не выделяются, поэтому и в случае, если использование таких результатов повлекло для гражданина наступление тяжких последствий, действия виновного подлежат квалификации по ч. 4 данной статьи, если, конечно, содеянное им не образует состава какого-либо другого преступления.

Состав преступления

Непосредственным объектом совершения преступления, связанного с фальсификацией доказательственной базы, является нормальное функционирование судебной власти и системы правосудия.

Предметом являются конкретные доказательства, которые претерпели определенные видоизменения, т.е. любые данные и предметы, полученные в ходе дознания, следствия и суда, имеющие значение для расследования дела и установления фактических обстоятельств произошедшего.

В данный состав преступления не включаются показания фигурантов по уголовному делу, заключения экспертов, а также работа переводчиков, связанная с участием в уголовном процессе. Указанные действия при их несоответствии действительности следует квалифицировать по другой статье – 307 УК .

С субъективной стороны деяние характеризуется исключительно прямым умыслом, т.е. лицо, совершающее фальсификацию, знает, что ложно изменяет документы и данные, желает совершить указанные действия, знает, какой результат будет в итоге и желает его наступления.

Субъектом преступления может быть признано лишь лицо, достигшее 16-летнего возраста, которое каким-то образом участвует в процессе доказывания либо представители указанного лица.

Для должностных лиц, принимающих участие в фальсификации доказательств, при подделке официальных документов грозит ответственность по специальной статье – служебный подлог (ст.292 УК ).

Не имеет значение мотив, по которому сотрудник совершил указанные действия, так же не влияют и цели. Исключение составляет получение вознаграждения за указанные действия. В таком случае действия будут квалифицированы дополнительно еще и по ст.290 УК .

Как заявить о фальсификации. Судебная практика

Фальсификация доказательств в судебных делах разных уровней — явление почти обыденное. Ею зачастую не гнушается недобросовестная сторона, пытаясь усилить свою позицию в суде или доказать необоснованность позиции процессуального оппонента.

Представляется, что распространению случаев фальсификации доказательств по делу способствуют три основных фактора: несерьезное отношение судов к вопросам фальсификации доказательств, неудачная формулировка ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ (далее — АПК РФ), бездействие правоохранительных органов. Но обо всем по порядку.

Реакция нижестоящих судов

Фальсификация доказательств является уголовно наказуемым деянием, которому посвящена ст. 303 главы 31 «Преступления против правосудия» Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ). Ст. 161 АПК РФ предусматривает порядок рассмотрения заявления о фальсификации доказательства. На суд возложена обязанность полного и всестороннего исследования всех обстоятельств дела. Именно он должен быть заинтересован в пресечении и недопущении фальсификации доказательств по делу. Однако судебные органы, к сожалению, не то что по своей инициативе, но даже и по обоснованному заявлению участников процесса нередко не проверяют заявлений о фальсификации доказательств по делу. Так, в рамках процесса о несостоятельности физического лица (дело № А56-71402/2015 рассматривалось в том числе и в ВС РФ, но точка в споре еще не поставлена) разбирался вопрос о включении требований общества с ограниченной ответственностью (далее-Общество) на сумму свыше 27,7 млн руб. в реестр требований кредиторов должника (далее — реестр). Возражая против включения в реестр требований Общества, в котором сам должник являлся единственным участником и генеральным директором, банк, перед которым Общество поручилось за должника, наряду с доводом о 100-процентной аффилированности должника и кредитора, заявил о фальсификации соглашения от 07.05.2012. В последнем стороны предусмотрели, что физическое лицо выплатит Обществу долг и проценты за то, что то в качестве поручителя должника исполнило обязательство по погашению его долга перед банком. Суд первой инстанции в итоге признал требования Общества обоснованными и подлежащими включению в реестр, а относительно заявления о фальсификации доказательств отметил буквально следующее. «Указывая на фальсификацию данного соглашения в отзывах на требование, АО „СитиИнвестБанк“ а установленном ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса РФ порядке заявление о фальсификации не сделало, ходатайства о назначении экспертизы давности изготовления документа не заявило, в связи с чем доводы в указанной части отклоняются судом» (Определение Арбитражного суда города Санкт- Петербурга и Ленинградской области от 04.08.2016 по делу № А56-71402/2015).

READ
Как отказаться от права собственности на имущество

Таким образом, для суда было важнее соблюдение стороной формы заявления о фальсификации доказательства (по всей видимости, она сделала заявление в устной, а не в письменной, как это предусмотрено АПК РФ, форме), нежели выяснение факта наличия или отсутствия обоснованности такого заявления. Изложенную выше позицию суда первой инстанции поддержали суды апелляционной и первой кассационной инстанций. Однако ВС РФ Определением от 16.11.2017 № 307-ЭС17-1676 по делу № А56- 71402/2015 отменил судебные акты судов трех инстанций и направил обособленный спор на новое рассмотрение.

ВС РФ в первую очередь отметил допущенную судом первой инстанции процессуальную ошибку, указав, что до того, как объявить перерыв, после которого было сделано заявление о фальсификации доказательства, суд не объявил о завершении исследования доказательств по делу.

Таким образом, ВС РФ указал на то, что у суда первой инстанции не имелось процессуальных препятствий для надлежащего рассмотрения заявления о фальсификации, так как стадия исследования доказательств не была завершена. Также ВС РФ обратил внимание нижестоящих судов на то, что АПК РФ в отдельных случаях наделяет суд полномочиями по истребованию дополнительных доказательств по делу, в частности, при проверке достоверности заявления о фальсификации согласно ст. 161 АПК РФ. Действительно, эта статья дает право суду при проверке достоверности заявления о фальсификации доказательства по своей инициативе истребовать соответствующее доказательство или назначать экспертизу. Позиция ВС РФ, на мой взгляд, обоснована и направлена на исправление допущенной судами существенной ошибки: отказ в рассмотрении заявления о фальсификации доказательства по делу по мотиву отсутствия ходатайства о назначении экспертизы не — допустим. Суд сам может назначить экспертизу по своей инициативе, в том числе на основании п. 3 ст. 50 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Таким образом, вопрос надлежащего рассмотрения заявления о фальсификации доказательства по делу был разрешен только в ВС РФ, хотя вряд ли его можно причислить к вопросам, для рассмотрения которых необходимо участие практик образующего судебного органа страны.

Судебная практика игнорирования.

В процессе представления интересов доверителей в судах мне не раз приходилось сталкиваться с фальсифицированными доказательствами.

Так, в рамках дела № А40- 232602/2015 третьим лицом было заявлено о фальсификации расписки, на которой основывал свои требования истец. Заявление было подано в соответствии с положениями ст. 161 АПК РФ. Истец в ответ на заявление о фальсификации расписки указал, что просто потерял ее подлинник. При таких обстоятельствах ответчики, третьи лица со ссылкой на положения ч. 6 ст. 71 АПК РФ заявили, что копия расписки в отсутствие подлинника документа, а также наличия заявления о фальсификации доказательства не является надлежащим доказательством по делу. Однако суд первой инстанции (его позицию поддержали и вышестоящие суды) не то, что не рассмотрел или отклонил заявление о фальсификации, а вообще проигнорировал этот факт и никак в итоговом судебном акте свою позицию по указанному заявлению не отразил (Решение Арбитражного суда города Москвы от 13.09.2016 по делу № А40-232602/2015). Эта позиция суда нарушает нормы АПК РФ и противоречит здравому смыслу! В рамках другого дела № А66- 7580/2015 рассматривался вопрос недействительности договора подряда. Спорный договор был подписан представителем по доверенности, однако в суде первой инстанции участвующий в деле в качестве третьего лица генеральный директор общества (истца) заявил о фальсификации договора подряда с указанием на несоответствие даты его заключения (непосредственного подписания) датам, указанным в самом договоре. После данного заявления представитель ответчика заявил об исключении данного договора из числа доказательств по делу. Однако суд первой инстанции проигнорировал заявление о фальсификации доказательства и почему-то стал уточнять мотивы исключения договора подряда из числа доказательств, отказал истцу в ходатайстве о проведении экспертизы и признал договор надлежащим доказательством. Суд апелляционной инстанции истребовал дополнительные доказательства в обоснование фактического выполнения ремонтных работ в рамках спорного договора подряда. Ответчик предоставил очередную порцию сфальсифицированных документов, на что истцом было подано еще одно заявление о фальсификации доказательств по делу. Ответчик вновь исключил все указанные документы из числа доказательств по делу после заявления истца, однако и при таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции не отменил решение суда первой инстанции (Решение Арбитражного суда Тверской области от 06.07.2016 и Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017 по делу по делу № А66- 7580/2015).

READ
Как получить гражданство Латвии

Таким образом, приведенная судебная практика показывает, что в реальности суды не проявляют серьезного отношения к заявлению стороны о фальсификации доказательства по делу, а ведь речь идет о совершении преступления — такого же общественно опасного деяния, как, скажем, мошенничество. Именно подобное снисходи-тельное отношение судов приводит к тому, что недобросовестная сторона процесса без зазрения со — вести и в отсутствие какой-либо угрозы негативных последствий для себя предоставляет суду сфальсифицированные документы.

Правоохранительные органы не отстают

Позиция правоохранительных органов по фальсификации доказательств по делу в большинстве случаев является правомерной. В одном из рассмотренных Арбитражным судом города Москвы дел путем проведения почерковедческой и технической экспертиз был установлен факт фальсификации подписи работника истца в уведомлении о расторжении до — говора аренды. Соответствующее заявление с приложением копии проведенной экспертизы и определения суда о результатах последней было предоставлено в распоряжение сотрудников правоохранительных органов. Казалось бы, имеются все составляющие для возбуждения дела по ст. 303 УК РФ. Однако сотрудники правоохранительных органов не только не возбудили уголовное дело, но и не допросили лиц, которые предположительно подделали подпись. Вместо этого заявитель получил отказ в возбуждении уголовного дела по факту отсутствия признаков мошенничества в действиях подозреваемых лиц.

Думается, что ст. 161 АПК РФ в том виде, в каком она зафиксирована сегодня, является основной причиной массового распространения практики фальсификации доказательств по делу. Так, в силу ст. 161 АПК РФ после заявления стороны о фальсификации доказательства по делу суд при согласии лица, представившего предположительно сфальсифицированный документ, исключает последний из числа доказательств по делу. С одной стороны, после исключения доказательства из дела сторона больше не сможет ссылаться на соответствующий документ в обоснование своей позиции. С другой стороны, ст. 161 АПК РФ фактически дает недобросовестной стороне возможность сыграть в своеобразную правовую рулетку, рассуждая примерно таким об — разом: представлю документ и, если оппонент заявит о фальсификации, то исключу его из числа доказательств по делу, а, если нет, то суд примет его как При этом правило об исключении доказательства из числа доказательств после согласия пред-ставившей его стороны в ст. 161 АПК РФ сформулировано чуть ли не в императивной форме — суду фактически вменяется в обязанность исключить доказательство из дела. С моей точки зрения, единственным плюсом данной нормы является оперативное решение вопроса доказательственной силы представленного документа, в отношении которого имеется заявление о фальсификации. Однако этот плюс не перевешивает всех тех существующих сегодня минусов, которые мешают справедливому разрешению спора.

READ
Налоговая декларация ИП при закрытии

Например, еще один существенный недостаток заключается в том, что на практике противник в споре не всегда знает о фальсификации представленного доказательства. Так, в процессах о банкротстве добросовестные кредиторы зачастую не имеют информации о хозяйственной деятельности должника с иными кредиторами, число которых может достигать нескольких сотен. При таких обстоятельствах добросовестный кредитор не может в том числе обосновать, в каком конкретно году (скажем, в 2015-м или 2016-м) заключен договор, на основании которого кредитор пытается включить свои требования в реестр требований кредиторов должника. А ведь такие вопросы имеют очень важное значение для применения правил пропуска срока исковой давности или периодов подозрительности в целях оспаривания сделок должника и т. д. Очевидно, что фальсификация доказательств по делу является реальным и прямым препятствием к справедливому рассмотрению спора. При обоснованном заявлении стороны о фальсификации доказательства суд обязан надлежащим образом рассмотреть это заявление и воспользоваться своим правом, предоставленным ему АПК РФ, — истребовать необходимые доказательства по делу и назначить экспертизу. На сегодняшний день у арбитражных судов есть все права и полномочия, чтобы активно бороться с фальсифицированными доказательствами в делах, рассматривать споры в атмосфере уважения к позиции сторон и обеспечить последним действительно равные условия при осуществлении правосудия.

Угроза фальсификации дел по фальсификации доказательств

Диспозиции частей 1 и 2 ст. 303 УК РФ с выделенными акцентами (извлечение):

1. Фальсификация доказательств по гражданскому, административному делу лицом, участвующим в деле, или его представителем… –

2. Фальсификация доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником

Так поверенному – представителю лица, участвующего в гражданском или административном деле, и защитнику в уголовном деле, предоставившему сфальсифицированное доказательство, полученное от своего доверителя (или его доверенного лица), потенциально угрожает за это уголовная ответственность. И на доказывание прямого умысла поверенного на фальсификацию доказательств с сегодняшней правоприменительной практикой лучше не полагаться.

Законодатель только почему-то не учел, что поверенные юристы (представитель и защитник) сфальсифицировать доказательства по делу не могут (де-юре). При всём их желании они могут лишь попытаться это сделать (де-факто), но не более. Ведь единственное, что они могут – это предоставить в орган, прокурору, следователю, дознавателю, судье (ходатайствовать о приобщении) ложные документы и иные материалы. В соответствии же с процессуальным законодательством представитель и защитник участвуют в деле, но не ведут производство по нему, а потому они не наделены правами по приобщению и проверке доказательств. И материалы дела не находятся в их пользовании.

«К сожалению, – констатирует специалист по адвокатским правонарушениям Ю.П. Гармаев, – фальсификация доказательств защитником подозреваемого, обвиняемого – явление распространенное, хотя факты выявления и пресечения этих преступлений крайне редки» (Гармаев Ю.П. Незаконная деятельность адвокатов в уголовном судопроизводстве: Учебник / Ю.П. Гармаев. – М., 2005. С. 144.). Сожаление специалиста-криминалиста за распространенность фальсификации доказательств адвокатами-защитниками немного удивляет.

Далее автор довольно специфического учебника (при этом наличие учебников по незаконной деятельности дознавателей, следователей и прокуроров в уголовном судопроизводстве представить затруднительно) описывает в качестве единственного примера фальсификации доказательств по уголовному делу факт «вопиющей» подделки защитником предыдущего протокола допроса его подзащитного, в котором он добавил предлог «не» в фразах: «…на дело я НЕ взял с собой нож…» и «…я требовал у нее деньги и НЕ угрожал ей ножом…» (выглядит немного наивно, но это может быть сделано для наглядности учебного материала). Хотя, как сообщает автор, данный факт фальсификации адвокатом протокола следственного действия доказать не удалось, но «опасность» от этого представляется автору весьма высокой. А уголовно-процессуальные нормы о полной свободе показаний обвиняемого (подозреваемого, подсудимого), который вправе их изменять и давать сколь угодно много, а также вовсе от них отказаться, на фоне «вопиющего деяния» адвоката, наверное, и не замечаются вовсе.

READ
Как получить амнистию по кредиту

А вот пример практического применения ст. 303 УК РФ, к адвокату-защитнику (хорошо, что с законным, хотя и очень долгим исходом).

Адвокат К., являясь защитником Л., обвиняемого органами предварительного расследования в похищении человека, пришел домой к потерпевшему А. и получил от последнего заявление, из содержания которого следовало, что Л. не только похитил А., но и добровольно отпустил потерпевшего. Иными словами защитник получил документ, который полностью аннулировал результаты расследования, поскольку в силу примечания к ст. 126 УК РФ лица, добровольно освободившие похищенного, от уголовной ответственности освобождаются. Обвиняемый Л., передав следователю ксерокопию заявления А., заявил ходатайство о приобщении её к материалам уголовного дела.

Следователь, усомнившись в достоверности заявления А., дополнительно его допросил. Потерпевший дал показания о том, что адвокат К. заявление получил от него обманным путем: представился работником прокуратуры и под диктовку «заставил» написать текст заявления, содержание которого не соответствовало действительности.

За фальсификацию доказательств по уголовному делу по особо тяжкому преступлению адвокат К. был осужден по ч. 3 ст. 303 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года и с лишением права заниматься адвокатской деятельностью на 2 года.

Считая приговор суда незаконным и необоснованным, осужденный адвокат К. и его защитники поставили перед Верховным Судом РФ вопрос о его отмене, поскольку ксерокопия заявления не является доказательством по делу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в своем кассационном определении указала, что представленная ксерокопия заявления А., имеющаяся в деле, которую получил осужденный адвокат К., не может быть признана доказательством по делу (кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации: https://vsrf.ru/lk/practice/cases/5526940, http://sudbiblioteka.ru/vs/text_big2/verhsud_big_31053.htm).

Возвращаясь к диспозиции ч. 2 ст. 303 УК РФ, законодатель игнорирует презумпцию невиновности, в соответствии с которой, как известно, обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Почему же тогда такую ответственность за него должен нести его защитник, которого, помимо всего прочего, можно просто элементарно «подставить», передав ему подложный документ для ходатайства о его приобщении к материалам дела?

При этом следует заметить, что в ст. 303 УК РФ не установлена уголовная ответственность лица, ведущего протокол судебного заседания (в соответствии со ст. 245 УПК РФ, ст. 53 КАС РФ, ст. 230 ГПК РФ, 58 АПК РФ это секретарь судебного заседания, а согласно ст. 58 АПК РФ им также может являться помощник судьи), который является доказательством по уголовному делу согласно ст. 83 УПК РФ и гражданскому делу в соответствии со ст. 71 ГПК и ст. 64 АПК РФ. Аналогично таким же доказательством протокол судебного заседания является по административному делу и делу об административном правонарушении, хотя в КАС РФ и КоАП РФ это прямо не указано.

Практикующим юристам хорошо известно о фальсификации протоколов судебных заседаний, в которых явно умышленно искажаются показания свидетелей, потерпевших и иных лиц, являющихся порой единственными доказательствами по делу, а замечания на протокол бездоказательно отвергаются (не принимаются). А ведь это общественно опасное деяние, направленное против законного осуществления правосудия, давно в определенной степени захлестнуло российское правосудие.

1. Непосредственным объектом преступления в ч. 1 рассматриваемой статьи является установленный нормами ГПК РФ и АПК РФ порядок осуществления гражданского производства. В ч. 2 ст. 303 УК непосредственным объектом является установленный нормами УПК РФ порядок осуществления уголовно-процессуального производства. Дополнительным непосредственным объектом преступления могут быть права и законные интересы физических или юридических лиц.

Ссылка на основную публикацию