Угрозы убийством: судебная практика

– 29.10.1999 г. по п. п. “а”, “г”, “д” ч. 2 ст. 117, ст. 119, п. “б” ч. 2 ст. 213, ч. 5 ст. 69 УК РФ к 19 годам лишения свободы;
– 29.11.1999 г. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 313, ст. 70 УК РФ к 19 годам 3 месяцам лишения свободы (с учетом изменений, внесенных постановлениями от 04.03.2005 и от 04.06.2010 гг.) – к 17 годам лишения свободы, освобожден по отбытии наказания 28.07.2016, –

Адвокат Кудряшов Константин. Личный блог

Суд в составе: председательствующего мирового судьи судебного участка № 251 района Текстильщики города Москвы Д.И. Говорушкина, при секретаре судебного заседания О.А. Копыловой, с участием: государственного обвинителя – помощника Кузьминского межрайонного прокурора города Москвы А.П. Злобина; потерпевшего – Л.О.С.; потерпевшей – Л.К.В.; защитника – адвоката Кудряшова К.А., представившего удостоверение № 12032, регистрационный № 77/10951, выданное 15.06.2012 г. ГУ МЮ РЮ по Москве, ордер № 3747 от 15.01.2016 г., действующего по соглашению с подсудимым; подсудимого – ФИО1, рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело № 1-*/16-251 в отношении
ФИО1, *** года рождения, уроженца *** , гражданина *** , зарегистрированного и фактически проживающего по адресу: *** , данные о личности, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 116 УК РФ,

ФИО1 совершил иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Так ФИО1 24 октября 2015 года, примерно в 00 час. 35 мин., находясь на кухне коммунальной квартиры, расположенной по адресу: *** , учинил скандал в отношении своего соседа по коммунальной квартире Л.О.С., в ходе которого, имея умысел на причинение телесных повреждений Л.О.С., толкнул его, в результате чего Л.О.С. упал на колени, и нанес ему один удар кулаком своей правой руки в область левого плеча. В продолжение своих преступных действий ФИО1 со словами «Я тебя сейчас убью!» схватил обеими руками Л.О.С. за шею и пальцами рук сдавил ему горло, затруднив при этом его дыхание и причинив Л.О.С. тем самым (согласно заключению эксперта № *** от 23 ноября 2015 года телесные повреждения «кровоподтеки (четыре) по передне-боковой поверхности шеи, кровоподтеки в области правого и левого коленного сустава, которые могли быть причинены ударными (возможно сдавливающими – в области шеи) воздействиями тупого твердого предмета (предметов), не повлекли за собой кратковременного расстройства здоровья и незначительной стойкой утраты трудоспособности, поэтому расцениваются как повреждения, не причинившие вред здоровью человека (пункт 9 приложения к приказу Минздравсоцразвития России от 24.04.2008 г. № 194н «Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека»)), физическую боль, то есть ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Он же (ФИО1) совершил угрозу убийством, при этом имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Так ФИО1 24 октября 2015 года, примерно в 00 час. 35 мин., находясь на кухне коммунальной квартиры, расположенной по адресу: *** , учинил скандал в отношении соседа по коммунальной квартире Л.О.С.. На законные требования потерпевшего Л.О.С. успокоиться, не реагировал, нанес ему один удар кулаком своей правой руки в область левого плеча. В продолжении своих преступных действий ФИО1, руководствуясь умыслом, направленным на высказывание в адрес Л.О.С. угрозы убийством, желая создать основания для опасения последним осуществления данной угрозы, со словами «Я тебя сейчас убью!» схватил обеими руками Л.О.С. за шею и пальцами рук сдавил ему горло, затруднив при этом его дыхание. Данную угрозу Л.О.С. воспринял как реальную для своей жизни и здоровья, так как ФИО1 был агрессивно настроен, плохо контролировал свои действия и его поведение не вызывало сомнений в части приведения данной угрозы в исполнение, то есть ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 119 УК РФ.

READ
Работа в школе с погашенной судимостью

Он же (ФИО1) совершил иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в ст. 115 УК РФ.

Так ФИО1 24 октября 2015 года, примерно в 00 час. 38 мин., находясь на кухне коммунальной квартиры, расположенной по адресу: *** , учинил скандал в отношении соседки по коммунальной квартире Л.К.В., в ходе которого, имея умысел на причинение телесных повреждений Л.К.В., схватил своей рукой последнюю за волосы головы и продолжая удерживать волосы Л.К.В. в руке, дернул её волосы и её голову на себя, после чего, отпустив волосы Л.К.В. резко нанес удар ладонью своей руки по голове последней, в результате чего Л.К.В. потеряла равновесие и спиной ударилась о находящуюся позади неё входную дверь комнаты, разбив при этом стекло двери, тем самым, причинив Л.К.В. сильную физическую боль, то есть ФИО1 совершил преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 116 УК РФ

В ходе судебного заседания потерпевший Л.О.С. и потерпевшая Л.К.В. заявили ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении ФИО1, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с тем, что потерпевшие и подсудимый примирились, подсудимый загладил потерпевшим причинённый вред путём принесения извинений, возмещения вреда, потерпевшие претензий морального и материального характера к подсудимому не имеет, иных ходатайств не заявили.

Подсудимый ФИО1 поддержал заявленное ходатайство, вину признал, раскаялся, принёс извинения, также просил уголовное дело в отношении него прекратить в связи с примирением, заверив, что подобного больше не повториться, указал, что очень сожалеет о случившимся.

Государственный обвинитель не возражал против прекращения уголовного дела в отношении ФИО1 по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ, в связи с примирением сторон, указав, что ранее подсудимый не судим, обвиняется в совершении данных преступлений частного обвинения, относящихся к категории преступлений небольшой тяжести, с потерпевшими примирился, загладил свою вину и вред, и примирение сторон носит безусловных характер для прекращения уголовного дела по данным преступлениям, при этом возражал против прекращения уголовного дела в отношении ФИО1 по ч. 1 ст. 119 УК РФ в связи с примирением сторон, в опасение повторения подобного.

Защитник поддержал заявленное подсудимым и потерпевшими ходатайства, указал, что подсудимый ранее не судим, вину в совершении преступлений по всем трем эпизодам признал полностью, раскаялся, причинённый вред загладил, характеризуется на работе исключительно с положительной стороны, данные о личности, в связи с чем просил суд учесть данные обстоятельства при рассмотрении ходатайств о прекращении уголовного дела не только по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ, но и по ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Суд, выслушав мнение участников процесса, исследовав материалы дела, в том числе характеризующие личность подсудимого, пришел к выводу, что заявленные ходатайства основаны на законе и подлежат удовлетворению, поскольку данные ходатайства с учетом материалов дела не противоречат закону, не нарушают прав и законных интересов сторон и иных лиц.

Уголовные дела по преступлениям, предусмотренным ч. 1 ст. 116 УК РФ, относится согласно ст. 20 УПК РФ к уголовным делам частного обвинения, которые подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, а стороны по данному уголовному делу по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ примирились, вследствие чего уголовное дело в отношении подсудимого по ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 116 УК РФ подлежит прекращению в безусловном порядке в соответствии с положениями п. 2 ст. 20 УПК РФ, в связи с примирением потерпевших с подсудимым (обвиняемым).

READ
Отсрочка исполнения приговора

Согласно ч. 3 ст. 20 УПК РФ уголовные дела по ч. 1 ст. 119 УК РФ могут быть прекращены в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым в случаях, предусмотренных ст. 25 УПК РФ.

В соответствии ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред, при этом такое прекращение уголовного дела является правом, а не обязанностью суда, в отличие от уголовных дел частного обвинения.

В соответствии со ст. 76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Судом установлено, что ФИО1 впервые совершил преступления, относящееся к категории преступлений небольшой тяжести, ранее не судим, впервые привлекается к уголовной ответственности, примирился с потерпевшими, загладил причинённый вред, принёс извинения, вину полностью признал по всем трём эпизодам, раскаялся, вследствие чего, суд с учетом имеющихся в деле документов, характеризующих личность подсудимого, поступивших от сторон заявлений, считает возможным прекратить уголовное дело в отношении ФИО1 и по преступлению, предусмотренному ст. 1 ст. 119 УК РФ, и прекращение данного уголовного дела не противоречит закону, не нарушает прав и законных интересов сторон и иных лиц.

Руководствуясь ст. 76 УК РФ, ст.ст. 20, 25, 239, 254 УПК РФ, суд

Прекратить уголовное дело в отношении ФИО1, *** года рождения, уроженца *** , ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119, ч. 1 ст. 116 УК РФ, по основаниям ст.ст. 20, 25 УПК РФ в связи с примирением сторон.

Меру пресечения ФИО1 в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменить по вступлении постановления суда в законную силу.
Вещественные доказательства по делу отсутствуют.
Гражданский иск по делу не заявлялся.
Копию настоящего постановления вручить подсудимому, потерпевшим, защитнику и Кузьминскому межрайонному прокурору г. Москвы.
Настоящее постановление может быть обжаловано в течение 10 суток со дня его вынесения в Кузьминский районный суд г. Москвы через мирового судью судебного участка № 251 района Текстильщики города Москвы. В случае подачи апелляционной жалобы, представления, затрагивающих интересы подсудимого, подсудимый вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении дела судом апелляционной инстанции, а также поручать осуществление своей защиты избранному им защитнику либо ходатайствовать перед судом о назначении ему защитника.

Суть дела

Высшая инстанция изучила дело жителя Курганской области, осуждённого к 360 часам обязательных работ за угрозу убийством. Согласно материалам, подсудимый и потерпевший в ходе обоюдного конфликта избили друг друга, причём травмы получили оба участника драки.

В жалобе адвокат указал, что описание объективной стороны деяния заключается в нанесении побоев и образует состав административного правонарушения, его подзащитный словесных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему не высказывал, иных угрожающих действий, дающих потерпевшему основания считать угрозу реальной и опасаться ее осуществления, также не совершал.

READ
Как получить землю бесплатно в собственность в 2022 году

Рассмотрение дела в суде первой инстанции

Не согласившись с предъявленным обвинением, Антон Истомин указывал, что, когда настала его очередь накачивать колеса, к аппарату подошел Артем Халилов и попытался выхватить шланг, между мужчинами завязалась словесная перепалка. Далее Халилов схватил его за горло и начал давить, а после того, как все-таки отобрал шланг, сказал: «Я с тобой не закончил, не уезжай». После этого, по словам Антона Истомина, он взял из машины нож с целью обороны, при этом он не раскрывал лезвие.

Перепалка возобновилась, и в ее ходе Артем Халилов оттолкнул Истомина, достал телефон, на который снял номера машины Истомина и его самого. Тот, в свою очередь, сам сфотографировал Халилова. Далее, по словам Истомина, Халилов стал менее агрессивен и он смог беспрепятственно воспользоваться компрессором, после чего уехал.

Заслушав участников судебного процесса и исследовав доказательства, суд заметил, что органами следствия и государственным обвинителем не было представлено бесспорных и объективных доказательств совершения подсудимым преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК.

Суд пришел к выводу, что инициатором конфликта явился потерпевший – именно он допустил некорректные высказывания в адрес Истомина и провоцировал последнего на продолжение ссоры. В результате этого подсудимый в целях самозащиты взял нож, лезвие которого не раскрыл. Таким образом, Антон Истомин был полностью оправдан, за ним было признано право на реабилитацию и возмещение вреда.

Судебная практика и законодательство — УК РФ. Статья 119. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Чадин Ю.В. <. >судимый 10 июля 2000 года, с учетом внесенных изменений, по ч. 4 ст. 111, ч. 1 ст. 119 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69, 70 УК РФ к 10 годам 9 месяцам лишения свободы, освобожден 30 сентября 2010 года по отбытии наказания,

органами предварительного расследования Тумбак А.В. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30, частью 1 статьи 105 и частью 1 статьи 119 УК РФ, уголовное дело поступило для рассмотрения в Ямальский районный суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

органами предварительного расследования Тумбак А.В. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30, частью 1 статьи 105 и частью 1 статьи 119 УК РФ, уголовное дело поступило для рассмотрения в Ямальский районный суд Ямало-Ненецкого автономного округа.

осужден по ч. 1 ст. 119 УК РФ к ограничению свободы сроком на 6 месяцев, с возложением ограничений, перечисленных в приговоре.

Апелляционным приговором Ленинского районного суда г. Махачкалы Республики Дагестан от 8 апреля 2015 года приговор мирового судьи в отношении Гасанова отменен.

17 августа 2016 года по п. “з” ч. 2 ст. 112, ч. 1 ст. 119, 79, 70 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

– по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 1 году лишения свободы,

– по п. “в” ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы,

По приговору Елабужского городского суда Республики Татарстан от 6 апреля 2016 года Летников осужден по п. “г” ч. 2 ст. 161, ч. 1 ст. 139, ч. 1 ст. 119 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ на 3 года лишения свободы.

– 16 ноября 2015 года по ч. 1 ст. 119 УК РФ к 10 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,

– 1 июня 2016 года по п. “в” ч. 2 ст. 158 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год;

– по части 1 статьи 119 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год;

READ
Образец договора на платные мед услуги: как составить

– по пункту “в” части 2 статьи 115 УК РФ к лишению свободы на срок 1 год 6 месяцев.

Постановлением Ленинского районного суда г. Мурманска от 9 августа 2011 года (с учетом внесенных в него изменений кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Мурманского областного суда от 29 сентября 2011 года), приговор в отношении Тарасова Д.В. пересмотрен на основании ст. 10 УК РФ: постановлено считать его осужденным по п. п. “а”, “д”, “ж” ч. 2 ст. 127 УК РФ к 3 годам 4 месяцам лишения свободы, по ч. 1 ст. 119 УК РФ (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года N 26-ФЗ) к 1 году 4 месяцам лишения свободы, по п. п. “д”, “ж”, “и” ч. 2 ст. 105 УК РФ к 13 годам 4 месяцам лишения свободы; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений назначено 17 лет 10 месяцев лишения свободы.

1.1. Руководствуясь статьей 21 “Невменяемость” УК Российской Федерации и пунктом 2 части первой статьи 24 “Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела” УПК Российской Федерации, мировой судья судебного участка N 81 в Советском районе города Красноярска постановлением от 22 ноября 2011 года прекратил уголовное преследование в отношении страдающего психическим расстройством гражданина Х., обвинявшегося в совершении деяний, предусмотренных частью первой статьи 116 “Побои”, частью первой статьи 119 “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью” (пять эпизодов) и частью первой статьи 130 “Оскорбление” (семь эпизодов) УК Российской Федерации. Отказывая в применении в отношении Х. принудительных мер медицинского характера, мировой судья исходил из того, что совершенные им деяния относятся к категории преступлений небольшой тяжести, и не принял во внимание содержавшиеся в заключении судебно-психиатрической экспертизы выводы о том, что обвиняемый представляет опасность для себя и окружающих и нуждается в принудительном лечении в психиатрическом стационаре общего типа.

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.В. Калугин, осужденный приговором Южно-Сахалинского городского суда от 8 сентября 2009 года, просит признать противоречащими статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации часть первую статьи 119 УК Российской Федерации, как позволяющую привлекать к уголовной ответственности на основании одного лишь восприятия потерпевшим угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью как реальной, и часть первую статьи 286 того же Кодекса, поскольку она не содержит критериев определения существенного вреда интересам государства.

Комментарий к ст. 119 УК РФ

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой – претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий – угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое”). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

READ
Исковое заявление в суд на приватизацию квартиры

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. .

По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 “О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое”.

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий – физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати – пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут .

READ
Заявление в отдел по защите прав потребителей

Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Другой комментарий по статье 119 УК России

1. Общественная опасность данного преступления состоит в том, что при применении современных достижений биологии и медицины в области трансплантации органов или тканей человека допускаются злоупотребления, в процессе чего нарушается установленный законом порядок изъятия органов или тканей человека для трансплантации, и в результате этого нарушаются индивидуальная целостность конкретного человека, его права и законные интересы, ставится в опасность жизнь или здоровье, а также нарушаются права и законные интересы родственников, близких потерпевшему лиц.

2. Согласно ч. 2 ст. 21 Конституции никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам. Изъятие органов и тканей человека регулируется Законом РФ от 22.12.1992 N 4180-1 «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Донорство крови регулируется Федеральным законом от 20.07.2012 N 125-ФЗ «О донорстве крови и ее компонентов».

Под трансплантацией как методом медицинского лечения понимается процесс подготовки, удаления органов или тканей у одного человека (донора), их хранения и пересадки (имплантации) другому человеку (реципиенту). Как часть организма человека, орган представляет комплекс тканей, объединенный общей функцией, структурной организацией и развитием, а ткань — систему клеток и неклеточных структур. Трансплантация допускается лишь тогда, когда медицинские средства не могут сохранить жизнь или восстановить здоровье потерпевшего. Перечень органов и тканей человека, подлежащих трансплантации, определяется Минздравом России и РАН. В настоящее время действует Приказ Минздрава России N 306н, РАН N 3 от 04.06.2015 «Об утверждении перечня объектов трансплантации». Перечень указан в приложении к Приказу, в котором всего 24 пункта. Этот Перечень определяет предмет данного преступления (сердце, легкие, почки, печень, костный мозг и др.). Трансплантация допускается исключительно с согласия донора, т.е. живого человека, свободно и сознательно, добровольно отдающего свои органы или ткань для пересадки другому живому человеку. Такое согласие должно быть оформлено в письменном виде, и при этом должно быть заключение консилиума врачей-специалистов о том, что донору не будет причинен значительный вред. Изъятие органов и (или) тканей у несовершеннолетнего донора не допускается, за исключением пересадки костного мозга. Функции забора, заготовки и трансплантации органов и (или) тканей человека возложены на учреждения здравоохранения. Приказом Минздрава России N 307н, РАН N 4 от 04.06.2015 утвержден Перечень учреждений здравоохранения, осуществляющих забор, заготовку и трансплантацию органов и (или) тканей человека. В частности, в Перечне перечислены наименования 33 федеральных учреждений здравоохранения и 40 учреждений здравоохранения субъектов РФ, которым предоставлено право осуществлять забор и заготовку органов и (или) тканей человека, а также наименования 36 федеральных учреждений здравоохранения, 33 учреждений здравоохранения субъектов РФ, одного муниципального учреждения здравоохранения, которым предоставлено право осуществлять трансплантацию органов и (или) тканей человека.

READ
Какой штраф за отсутствие аптечки и огнетушителя

3. Непосредственный объект преступления — жизнь и здоровье конкретного живого человека, которого принуждают к даче согласия на изъятие у него органов или тканей для последующей трансплантации. Склонение родственников умершего на изъятие у трупа органов или тканей состава данного преступления не образует.

4. Объективная сторона преступления по ст. 119 УК РФ выражается в принуждении потерпевшего к изъятию у него органов или тканей для трансплантации, совершенное путем насилия или угрозы его применения.

5. Под принуждением следует понимать воздействие на потерпевшего для получения его согласия на изъятие у него органов или тканей для последующей трансплантации. Способы принуждения указаны в ч. 1 коммент. статьи.

Под применением насилия понимается физическое воздействие на потерпевшего, напр., избиение, истязание, нанесение побоев, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, связывание, ограничение свободы и др.

Под угрозой применения насилия понимается высказывание намерения применить физическое воздействие на потерпевшего с целью получить его согласие на передачу своих органов или тканей для трансплантации. Другие угрозы, напр. повредить или уничтожить имущество потерпевшего или его родственников, разгласить позорящие сведения или иные сведения, которые могут причинить существенный вред, для состава преступления значения не имеют.

Если согласие потерпевшего на изъятие у него органов или тканей достигнуто иным способом, напр., подкупом, уговором, то действия лица, добившегося согласия, не образуют состава данного преступления.

6. Состав преступления в статье 119 формальный. Преступление следует считать оконченным с момента начала указанного в законе принуждения, независимо от того, добился ли виновный путем насилия или угроз его применения согласия потерпевшего на изъятие у него органов или тканей и изымались ли они. Если фактически органы или ткани изымались, то действия виновного подлежат квалификации в зависимости от наступивших последствий по совокупности преступлений. Например, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, если под принуждением было получено согласие на изъятие органа или тканей, подлежит квалификации по ст. 120 и п. «ж» ч. 2 ст. 111 УК.

7. Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью — добиться согласия потерпевшего на операцию по изъятию у него органов или тканей для трансплантации.

8. Субъект преступления по ст. 119 УК РФ — физическое вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

9. В ч. 2 коммент. статьи предусмотрен квалифицированный состав данного преступления — в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии либо в материальной или иной зависимости от виновного.

О беспомощном состоянии см. коммент. к п. «в» ч. 2 ст. 105.

Материальная зависимость потерпевшего предполагает его нахождение на полном или частичном иждивении виновного лица, а иная зависимость потерпевшего от виновного лица может быть основана на родственных, брачных, семейных отношениях, на законе, договоре, напр., зависимость детей от родителей, опекаемых от опекунов, служащего от начальника, должника от кредитора и т.п. (см. об этом также коммент. к п. «г» ч. 2 ст. 117).

Разграничение угрозы убийством
и покушения на убийство

Угрозу убийством необходимо отличать от покушения на убийство. Проблема разграничения данных составов возникает потому, что и при угрозе убийством, и при покушении на убийство виновный совершает действия, свидетельствующие о серьезности его намерений.

READ
Официальный сайт отделения ПФР в Тамбовской области

При разграничении угрозы убийством и покушения на убийство следует обращать внимание на следующие моменты:

1) цель действий. При угрозе виновным совершаются действия с целью запугать, оказать устрашающее воздействие на потерпевшего. Виновный не имеет цели подобными действиями осуществить высказанную им угрозу, либо угрожающий намерен привести угрозу в исполнение позже, не этими действиями.

При покушении на убийство выполняются действия, способные по своим объективным свойствам лишить потерпевшего жизни;

2) последствия. При совершении угрозы убийством действиями виновного фактически не должен быть причинен значительный ущерб здоровью потерпевшего. Представляется, что составом угрозы убийством охватывается только причинение легкого вреда здоровью потерпевшего.

При покушении же на убийство последствия могут быть любыми, включая тяжкий вред здоровью;

3) возможность причинения вреда. При угрозе убийством виновный имеет фактическую возможность реализовать угрозу и совершить конкретные действия в этом направлении, но добровольно не осуществляет ее, хотя имеет для этого благоприятные возможности.

При покушении же на убийство действия виновного прерываются помимо его воли по объективным причинам.

Ответственность за угрозу убийством.

  1. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, — наказывается обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
  2. То же деяние, совершенное по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, а равно в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, — наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Определение угрозы убийством

Угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью нельзя рассматривать как установление ответственности за преступления против жизни и здоровья со стадии обнаружения умысла. Речь идет о самостоятельном составе преступления, со своими объективными и субъективными признаками.
Опасность данного преступления состоит в создании для потерпевшего тревожной обстановки, страха за свою или своих близких жизнь и здоровье. Умышленное создание путем угрозы психотравмирующей ситуации, нарушающей душевное равновесие (психическое благополучие) человека, само по себе является посягательством на здоровье, независимо от намерения виновного приводить или нет в исполнение данную угрозу. Поэтому именно здоровье является объектом данного преступления.

Формы угроз

Угроза может быть выражена в любой форме:

  • устно,
  • письменно,
  • жестами,
  • демонстрацией оружия и т.д.

Оконченное преступление

Важно, чтобы угроза была воспринята потерпевшим. Именно с этого момента преступление следует считать оконченным, если имелся разрыв во времени между высказыванием угрозы и ее восприятием. Например, в случае отправки письма угрожающего содержания по почте, передачи угрозы через третьих лиц либо с использованием электронных средств. Возможно покушение на это преступление, если угроза не достигла сознания потерпевшего по причинам, не зависящим от виновного.

Содержание угрозы

С объективной стороны содержание угрозы по комментируемой статье 119 УК РФ составляет высказывание намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Угроза уничтожением имущества либо причинением какого-нибудь иного вреда, а также неопределенная угроза не образуют состава данного преступления.

READ
Куда жаловаться на председателя СНТ в 2022 году

Основания для ответственности

Ответственность за угрозу наступает, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы. При оценке реальности осуществления угрозы необходимо учитывать все обстоятельства конкретного дела: обстановку преступления, взаимоотношения виновного и потерпевшего и др. Словесная угроза («убью», «зарежу») не всегда может быть воспринята как реальная. Недостаточно и субъективного мнения потерпевшего, что он считал угрозу реальной, опасался ее осуществления. Необходимо установить, в силу каких обстоятельств имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.
Наиболее серьезным основанием следует считать высказывание этой угрозы в процессе совершения насильственных действий в отношении потерпевшего.

Отличие угрозы убийством от приготовления к убийству

Преступление считается оконченным с момента высказывания угрозы или выражения угрозы в иной форме. Если же виновный не только высказывает угрозу, но и совершает действия, направленные на ее осуществление, его действия должны быть квалифицированы как приготовление к убийству или умышленному причинению тяжкого вреда здоровью или как покушение на совершение этих преступлений. С субъективной стороны данное преступление предполагает прямой умысел. Виновный сознает, что высказывает угрозу и желает, чтобы эта угроза была воспринята потерпевшим как реальная. При этом не имеет значения, намеревался ли в действительности виновный осуществить свою угрозу и была ли угроза сопряжена с каким-либо требованием к потерпевшему.

Квалифицирующие признаки

В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрен единственный квалифицирующий признак, идентичный п. «е» ч. 2 ст. 111 УК.
Психическое насилие в виде угрозы убийством или причинением вреда здоровью может служить способом совершения другого преступления, например, разбоя, вымогательства, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, угона автомобиля . В этих случаях содеянное квалифицируется по соответствующей статье УК, а комментируемая статья 119 не применяется . Специальными нормами предусмотрена повышенная ответственность за угрозу в отношении определенной категории лиц, когда происходит посягательство не только на личность потерпевшего, но и на другой объект: правосудие, порядок управления, установленный порядок прохождения военной службы. В таких случаях ответственность наступает по ст. ст. 296, 309, 313, 318, 321, 333 УК, а комментируемая статья также не подлежит применению.

На страницах нашего сайта мы даем полную и универсальную инструкцию последовательности действий при нарушении ваших прав. Однако самостоятельно и полноценно справиться с задачей защиты могут только единицы. Малейшие ошибки в процедуре способны привести к необратимым последствиям, исправить которые будет невозможно. В Юридическую группу МИП входят квалифицированные опытные юристы всех областей права, которые помогут справиться с решением любых вопросов. Вы всегда можете воспользоваться услугами адвоката по уголовным делам и быть уверенными в результате.

Взяли на испуг

Верховный суд России направил всем судьям страны важное разъяснение: угроза вовсе не обязательно должна выражаться словами. Для того чтобы грозный человек пошел под суд, достаточно угрожающих действий. Например, молча навести на другого ружье – уже угроза.

Верховный суд считает, что угрожать можно и молча. Это тоже наказуемо. Фото: AP

Свежие данные судебной статистики показывают: в стране резко выросло число уголовных дел по обвинениям в угрозах. По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году по статье 119 УК “Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью” были осуждены более 30 тысяч человек. Это почти в четыре раза больше, чем годом ранее.

Фото: Юлия Майорова

По мнению экспертов, такой рост дел вызван в том числе и развитием информационных технологий. Раньше горячее слово словно растворялось в воздухе, и не так-то просто было доказать, что угрозы прозвучали. А если все было сказано без свидетелей?

Сегодня многие несдержанные граждане несколько облегчают работу следователям, присылая угрозы по СМС или через соцсети. Впрочем, угрожать продолжают и по старинке – вслух и сгоряча. А Верховный суд страны в свежем обзоре судебной практики добавил еще один вид угроз: без слов. Примером же послужило конкретное дело, рассматривавшееся в Иркутской области.

READ
Где можно ставить факсимиле

В одном из местных кафе словесная ссора закончилась стрельбой. Огонь открыл гражданин Г. , который в ходе пьяных дебатов с администратором кафе почувствовал себя обиженным, а потому сходил домой за ружьем “Сайга”. Вернувшись, он расстрелял администратора кафе – с улицы через витрину. Затем вошел в заведение и всех перепугал.

“Установлено, что после совершенного общеопасным способом убийства администратора кафе осужденный Г. вошел в помещение кафе и, передергивая затвор, направил заряженное ружье в сторону потерпевшего Р. -брата убитого, – говорится в обзоре судебной практики. – При этом осужденный производил неоднократные и беспорядочные выстрелы внутри кафе, в результате чего посетители и обслуживающий персонал вынуждены были прятаться в различных помещениях кафе”.

Итог пьяной глупости – двое детей остались без отца, а беременная жена убитого без мужа и кормильца. Суд приговорил преступника к 15 годам и 6 месяцам лишения свободы. Причем год был добавлен к сроку именно за угрозу убийством. В пользу жены убитого взыскан миллион рублей в качестве компенсации морального ущерба. Хотя деньги, безусловно, никак не заменят отца семейства.

В пользу брата убитого взыскано триста тысяч рублей в счет компенсации морального вреда. Ведь он тоже был признан потерпевшим – преступник ему угрожал.

Фото: Сергей Михеев

Однако защита попыталась оспорить приговор. Адвокаты осужденного помимо прочего требовали отменить и наказание за угрозы, мол, ничего пугающего сказано не было.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда России оставила приговор без изменения.

“Судом первой инстанции правильно установлено, что осужденный направлял заряженное ружье в сторону Р., передергивал затвор ружья, – говорится в обзоре судебной практике. – Данные действия потерпевший Р. обоснованно расценивал для себя как угрозу убийством при наличии оснований опасаться осуществления данной угрозы, поскольку до этого осужденным выстрелами из ружья было совершено убийство его брата. В связи с этим действия Г. правомерно квалифицированы по ч. 1 ст. 119 УК РФ как угроза убийством, когда имелись основания опасаться осуществления этой угрозы”.

При этом Верховный суд пояснил, что отсутствие словесных угроз не опровергает вывод суда о необходимости квалификации действий осужденного по статье УК (Угроза) и, соответственно, усиления наказания. Угроза убийством может быть выражена в любой форме. Именно таковы правовые позиции Верховного суда России. Дело включено в обзор судебной практики N3 за этот год. Теперь именно на этот пример должны ориентироваться все судьи страны.

По словам экспертов, под статью могут попасть любые угрожающие действия. Например, приставить к горлу нож – тоже будет угроза убийством. Ведь все понятно без лишних слов. На практике нередко статью “Угроза” вменяют, как дополнительную к другим обвинениям. Если от угроз преступник перешел к насилию, будет судим и за угрозы, и за насилие. Но даже если угрозы не заканчиваются ничем – это само по себе преступление.

8 сентября 2019 г. около 13:00 на автозаправке между Антоном Истоминым и Артемом Халиловым произошел конфликт из-за места в очереди к компрессору для подкачки колес. Когда подошла очередь первого, второй вклинился перед ним, поскольку полагал, что сейчас его черед воспользоваться аппаратом. Между мужчинами произошли словесная перепалка и потасовка, после которой Халилов, являющийся сотрудником Следственного комитета, сообщил в правоохранительные органы о нападении.

Ссылка на основную публикацию