Возмещение Ущерба Причиненного Третьими Лицами

3. Гражданский кодекс РФ не содержит определения понятия вреда. Статья 15 ГК РФ определяет лишь понятия «убытки», «реальный ущерб», «упущенная выгода», в теории права существуют также понятия «вред», «ущерб».

Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда

1. Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда. Законом может быть установлена обязанность лица, не являющегося причинителем вреда, выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда.

2. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

3. Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

Глава 59. Обязательства вследствие причинения вреда (ст. 1064 – 1101)

О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина, см. постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1

  • § 1. Общие положения о возмещении вреда (ст. 1064 – 1083)
    • Статья 1064. Общие основания ответственности за причинение вреда
    • Статья 1065. Предупреждение причинения вреда
    • Статья 1066. Причинение вреда в состоянии необходимой обороны
    • Статья 1067. Причинение вреда в состоянии крайней необходимости
    • Статья 1068. Ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником
    • Статья 1069. Ответственность за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами
    • Статья 1070. Ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда
    • Статья 1071. Органы и лица, выступающие от имени казны при возмещении вреда за ее счет
    • Статья 1072. Возмещение вреда лицом, застраховавшим свою ответственность
    • Статья 1073. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет
    • Статья 1074. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
    • Статья 1075. Ответственность родителей, лишенных родительских прав, за вред, причиненный несовершеннолетними
    • Статья 1076. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным недееспособным
    • Статья 1077. Ответственность за вред, причиненный гражданином, признанным ограниченно дееспособным
    • Статья 1078. Ответственность за вред, причиненный гражданином, не способным понимать значения своих действий
    • Статья 1079. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих
    • Статья 1080. Ответственность за совместно причиненный вред
    • Статья 1081. Право регресса к лицу, причинившему вред
    • Статья 1082. Способы возмещения вреда
    • Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред
    • Статья 1084. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных либо иных обязательств
    • Статья 1085. Объем и характер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья
    • Статья 1086. Определение заработка (дохода), утраченного в результате повреждения здоровья
    • Статья 1087. Возмещение вреда при повреждении здоровья лица, не достигшего совершеннолетия
    • Статья 1088. Возмещение вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца
    • Статья 1089. Размер возмещения вреда, понесенного в случае смерти кормильца
    • Статья 1090. Последующее изменение размера возмещения вреда
    • Статья 1091. Индексация размера возмещения вреда
    • Статья 1092. Платежи по возмещению вреда
    • Статья 1093. Возмещение вреда в случае прекращения юридического лица
    • Статья 1094. Возмещение расходов на погребение
    • Статья 1095. Основания возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара, работы или услуги
    • Статья 1096. Лица, ответственные за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги
    • Статья 1097. Сроки возмещения вреда, причиненного в результате недостатков товара, работы или услуги
    • Статья 1098. Основания освобождения от ответственности за вред, причиненный вследствие недостатков товара, работы или услуги
    • Статья 1099. Общие положения
    • Статья 1100. Основания компенсации морального вреда
    • Статья 1101. Способ и размер компенсации морального вреда
    Проведение лотерей, тотализаторов и иных игр государством и муниципальными образованиями или по их разрешению § 1. >>
    Общие положения о возмещении вреда (ст. 1064 – 1083)
    Содержание
    Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ)

    © ООО “НПП “ГАРАНТ-СЕРВИС”, 2022. Система ГАРАНТ выпускается с 1990 года. Компания “Гарант” и ее партнеры являются участниками Российской ассоциации правовой информации ГАРАНТ.

    Портал ГАРАНТ.РУ (Garant.ru) зарегистрирован в качестве сетевого издания Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзором), Эл № ФС77-58365 от 18 июня 2014 г.

    Что необходимо учесть при взыскании реального ущерба?

    Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере (п.1 статьи 15 ГК РФ). Данную норму следует рассматривать во взаимосвязи с положениями статьи 400 ГК РФ («Ограничение размера ответственности по обязательствам»): 1. По отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности, законом может быть ограничено право на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность). 2. Соглашение об ограничении размера ответственности должника по договору присоединения или иному договору, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, ничтожно, если размер ответственности для данного вида обязательств или за данное нарушение определен законом и если соглашение заключено до наступления обстоятельств, влекущих ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

    Примеры ограничения законом размера ответственности должника:

    а) Наследник (правопреемник) участника полного товарищества несет ответственность по обязательствам товарищества перед третьими лицами, по которым в соответствии с пунктом 2 статьи 75 ГК РФ отвечал бы выбывший участник, в пределах перешедшего к нему имущества выбывшего участника товарищества (статья 78 ГК РФ).

    б) В соответствии со статьей 354 Кодекса торгового мореплавания, ограничивается ответственность судовладельца и спасателя по требованиям, предусмотренным статьей 355 КТМ.

    в) Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки. Пример «штрафной неустойки» содержится в п.6. статьи 17 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» №164-ФЗ: в случае, если за несвоевременный возврат предмета лизинга лизингодателю предусмотрена неустойка, убытки могут быть взысканы с лизингополучателя в полной сумме сверх неустойки, если иное не предусмотрено договором лизинга.

    Обращаем внимание, что проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ) всегда носят зачетный характер, то есть убытки взыскиваются только в части, не покрытой суммой этих процентов (п. 2 ст. 395 ГК РФ, п. 50 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996).

    Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием (статья 16 ГК РФ).

    Имущественный ущерб – оценка и возмещение

    Хорошо, когда все хорошо. Но так не бывает. В Вашей жизни могут произойти разного рода неприятности: болезнь, ДТП, увольнение с работы и т.п. Лучше, если Вы, как представитель гражданского общества, будете обладать знаниями, а главное, умением выходить из таких ситуаций. Одна из таких неприятностей: Вашему имуществу нанесен ущерб со стороны третьих лиц или по Вашей вине нанесен ущерб чьему-либо имуществу. В первой ситуации Вам необходимо получить полную и справедливую компенсацию, а во втором – минимизировать потери. Данная статья о том, как этого добиться.

    В ситуации, когда произошло ДТП, все более или менее ясно: ничего не трогайте, вызывайте представителя ГИБДД, откройте приложение к полису ОСАГО и действуйте по инструкции. Система возмещения ущерба в целом отлажена, хотя и вызывает множество нареканий.

    Другое дело, если причинен ущерб недвижимости, т.е. в ситуации, когда:

    • – Вашу квартиру или офис затопили соседи или Вас затопили фирмы, находящиеся над Вами, по своей вине или вине эксплуатирующих служб;
    • – протекла крыша или нарушилась герметичность стены;
    • – случился пожар по вине сторонних лиц, например, соседей или арендаторов;
    • – случились другие аварии недвижимости, например, появились трещины при перепланировке, или соседи пробурились к Вам в результате ремонта;
    • – все вышеперечисленное случилось по Вашей вине, но потерпевший требует заоблачные, ничем не обоснованные, суммы;
    • – Вас не устраивает сумма страховых выплат, которую насчитала страховая компания;
    • – необходима встречная экспертиза для защиты Вашей позиции в суде;
    • – Вы уже судитесь с противоположной стороной и хотите привлечь независимого оценщика для квалифицированной оценки ущерба, либо уже добились соответствующего определения суда.

    2. Что необходимо знать или немного теории

    При причинении повреждений имуществу, например, при заливе квартиры соседями, пожаре, повреждении автомобиля при ДТП и прочих, произошедших в результате чьих либо действий, гражданин имеет юридическую основу для восстановлении своих прав и компенсации понесенных убытков, в соответствии со Статьей 15 Гражданского Кодекса РФ (“Возмещение убытков”), которая гласит:

    “1. Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

    2. Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.”

    Положение об обязательности привлечения независимого оценщика при возникновении имущественных споров содержится в Статье 8 ” Федерального закона №135-Ф3 “Об оценочной деятельности в Российской Федерации”, которая гласит:

    “Проведение оценки . является обязательным . при возникновении спора о стоимости объекта . “.

    Ущерб, в соответствии с законом “Об оценочной деятельности в Российской Федерации”, оценивают фирмы или индивидуальные предприниматели, обладающие лицензией на ведение оценочной деятельности и полисом страхования профессиональной ответственности.

    Все оценщики обязаны придерживаться процедур и методов оценки, изложенные в нормативном документе:«Стандарты оценки, обязательные к применению субъектами оценочной деятельности», утвержденные постановлением Правительства РФ от 06.07.2001 №519 «Об утверждении стандартов оценки».

    Для оценки ущерба Оценщики, как правило, применяют затратный метод.

    Предпосылка данного метода заключается в том, что стоимость любого имущества зависит от затрат на воспроизводство или замещение аналогичного имущества.

    Согласно затратному подходу, стоимость оцениваемого объекта определяется, как сумма восстановительной стоимости составляющих элементов объекта за вычетом накопленного износа. Применительно к оценке ущерба от залива или пожара затратный метод предполагает расчет сметной стоимости ремонтно-восстановительных работ с учетом износа материалов на дату нанесения ущерба.

    Под восстановительной стоимостью понимаются затраты по воссозданию объекта в первоначальном виде, включая в них предпринимательскую прибыль. В данном случае, это затраты на ремонтно-восстановительные работы внутренней отделки квартиры согласно смете, затраты на ремонт или восстановление поврежденного имущества (мебели, оргтехники, документов, баз данных и т.п.), затраты на химическую чистку подпорченного имущества.

    Под накопленным износом понимается общая потеря стоимости оцениваемого объекта на момент оценки в процентном выражении, под воздействием физических, функциональных и внешних факторов.

    Расчет стоимости ущерба производится в три этапа.

    На первом этапе на основе данных, полученных от ремонтных и других организаций, определяется рыночная стоимость ремонтно-восстановительных работ по различным видам имущества, а именно:

    1. сметная стоимость ремонтно-строительных работ в помещении (сметные расчеты производятся (например, базисно-индексным методом) по заказу Оценщика силами специалиста-сметчика организации, имеющей лицензию на изготовление пректно-сметной документации, на основании Актов осмотров;
    2. стоимость ремонта имущества (данные о стоимости ремонта и восстановления мебели оценщики получают из прайс-листов или в результате опросов ремонтных организаций);
    3. стоимость чистки подпорченного имущества (данные о стоимости химчистки оценщик получает по Интернету).

    На третьем этапе определяется сумма ущерба с учетом износа материалов.

    Виновной стороной при заливе или пожаре в жилых зданиях, как показывает судебная практика, признаются:

    1. жильцы, которые нарушили соответствующие статьи «Правил пользования жилыми помещениями (Утверждены Постановлением Правительства РФ от 21 января 2006 г. N 25) или
    2. эксплуатирующая организация (бывшие ЖЭКи), которая нарушила соответствующие статьи «Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда» (Утверждены постановлением Госстроя РФ от 27 сентября 2003 г. N 170).

    От имени группы жильцов следует заблаговременно обратиться к руководителю эксплуатирующей организации (ЖЭК, ЖЭУ, КЭЧ и т.п.) с напоминанием о необходимости ремонта, сославшись на соответствующие статьи «Правил и норм технической эксплуатации жилищного фонда». Обычно это ценное письмо с уведомлением о вручении. Письменные обращения желательно скопировать. Согласно «Правилам. » у эксплуатирующих организаций есть различные крайние сроки устранения недостатков по письменному заявлению жильцов. Если в течение месяца не будет никакой реакции, аналогичное письмо с добавлением жалобы на бездействие должностного лица следует направить уже руководителю Жилищной инспекции своего округа. Жилищные инспекции проводят проверку изложенных в письме фактов и, в свою очередь, могут вынести предписания или даже оштрафовать должностных лиц. Еще одну копию письма можно отправить своему депутату, который направит запрос в органы власти, и те обязаны ответить по существу. Такая тотальная осада обычно приносит результат.

    Если вы предпринимаете переоборудование системы водоснабжения, т.е меняете разводку труб, устанавливаете водонагреватель, прокладываете шланг гибкой подводки и т.п., то все свои действия согласовывайте с эксплуатирующей организацией и, при необходимости, проводите силами ее работников. Обязательно сохраняйте ВСЕ квитанции, чеки и расписки о работах по ремонту вашей квартиры, офиса, а также чеки за мебель, ковры и оргтехнику. Заведите себе такую привычку, в наше время она сэкономит Вам большие средства.

    4. Неприятное событие случилось. Готовьтесь к суду

    Итак, неприятное событие свершилось. Что же следует предпринять? Первым делом, конечно, следует взять себя в руки и остановить приток воды в помещение. Если Вас топят соседи, то сходите к ним, если их нет дома или залив случился по причине аварии коммуникаций – звоните сразу в диспетчерскую эксплуатирующей организации. Не забудьте узнать, под каким номером в журнале записан Ваш вызов.

    Не волнуйтесь и не вступайте в перепалку с виновником, сразу Вы не определите объективно, кто истинный виновник и какова стоимость ущерба. Виновниками могут быть и эксплуатирующие организации и соседи.

    Вызовите работника эксплуатационной организации (ЖЭУ) для фиксации факта аварии. Он составит соответствующий акт, полностью описывающий все повреждения нанесенные помещению и Вашему имуществу. Один экземпляр акта должен обязательно остаться у Вас (если его у Вас нет, то запомните хотя бы его номер и дату составления, потом его можно затребовать через суд).

    По возможности, пригласите двух свидетелей. Это могут быть Ваши соседи.

    Если в результате происходящих событий у Вас или у Ваших близких резко ухудшилось самочувствие, вызовите скорую или врача на дом. Он зафиксирует Ваше состояние и примет необходимые меры.

    Вызывать работников ЖЭУ следует даже при небольших повреждениях. Дефекты могут проявиться позже в большем объеме, поскольку часть воды может задержаться в конструкциях перекрытия.

    Желательно вызывать работников ЖЭУ и при проявлении следов залива в других помещениях, иначе на суде виновник может сказать, что дефекты, не зафиксированные в акте ЖЭУ – не его вина. При составлении акта будьте внимательны, следует зафиксировать все повреждения как можно точнее.

    После проявления всех следов аварии (при заливах — дождаться высыхания помещения) Вам следует встретиться с виновником аварии и попытаться уладить вопрос без обращения в суд. Здесь Вам пригодились бы сохраненные чеки и квитанции, чтобы обосновать сумму, предъявляемую к оплате. Упомяните также, что в случае несогласия виновника залива платить за ремонт Ваших помещений, Вы обратитесь в суд, и, в случае признания его вины судом, виновнику залива придется оплатить еще и Ваши судебные издержки. К ним относятся стоимость оценки ущерба, услуги адвоката и т.п. Иногда это срабатывает – человек пугается судебных хлопот. Вообще не один раз случалось, что потенциальный ответчик пугался приглашения на экспертизу (как сосед, так и эксплуатационщики), и дело улаживалось миром. Но ни в коем случае не следует расслабляться раньше, чем деньги окажутся в Ваших руках. Итогом переговоров должна быть сумма компенсации и крайняя дата, когда Вы ее получите.

    Если миром уладить вопрос не удалось, или Вас кормят обещаниями, подыскивайте адвоката, специализирующегося на аналогичных делах. Адвоката может порекомендовать и оценщик, поскольку последнего судья часто вызывает в суд в качестве эксперта. Можно, конечно, самостоятельно написать исковое заявление, но грамотный юрист учтет все дополнительные факторы (например, моральный ущерб, упущенную выгоду от аренды затопленного помещения), а сумма, потраченная на оплату его услуг, вернется Вам в случае успешного исхода дела.

    После проявления всех следов аварии приглашайте независимого оценщика для фиксации (фотографирования), замера объема повреждений и составления Акта осмотра. Осмотр производится в присутствии виновной стороны, которого Вы обязаны заранее оповестить телеграммой с уведомлением о вручении (текст телеграммы и сроки укажет оценщик). Виновная сторона может, конечно, проигнорировать приглашение или не подписать Акт, но в таком случае на суде у него будет менее выигрышная позиция. Акт осмотра – это основной юридический документ для последующего составления сметы на ремонтно-восстановительные работы, а также для оценки ущерба, нанесенного заливом Вашему домашнему имуществу (коврам, мебели, аппаратуре и т.п.).

    При составлении смет стоимость материалов берется по рыночным ценам, если Вы сохранили чеки и квитанции. Если нет – стоимость материалов определяется по «Федеральному сборнику сметных цен на материалы, изделия и конструкции, применяемые в строительстве», и по «Каталогу текущих цен в строительстве». А вот расценки на работы принимаются государственные с коэффициентами, устанавливаемыми центрами ценообразования (Федеральные единичные расценки на строительные работы ФЕР-2001 и на ремонтно-строительные работы ФЕРр-2001 Госстроя России, в Москве МЦЦС).

    Таким образом, стоимость работ получается несколько ниже реальной, хотя конечная цифра зависит от квалификации и опыта сметчика. Это сложившаяся в судах практика и искусственное увеличение стоимости ремонта может привести к проигрышу дела в суде.

    Спешить с вызовом оценщика в день залива не следует. После подсыхания следы залива видны даже лучше. До вызова оценщика и фиксации дефектов ни в коем случае не устраняйте следы повреждений, никто составлять смету по акту ЖЭУ не будет, а если согласится – бегите от таких горе-экспертов.

    Если Вы – потенциальный виновник залива, а причиной залива является некачественный шланг гибкой подводки (по этой причине происходит очень много заливов) или сверхнормативное давление в системе водоснабжения и т.п. – срочно приглашайте эксперта и получите заключение о причине аварии.

    С юридической точки зрения можно делать ремонт помещения сразу после получения на руки отчета об оценке ущерба, с практической же точки зрения сначала убедитесь, что помещение окончательно просохло (2-4-недели). Вода может задержаться, например, в пустотах плит перекрытий.

    После получения на руки отчета об оценке ущерба можно еще раз попытаться с виновником уладить дело миром. Если это не удалось, готовьтесь к судебной тяжбе. При соблюдении с Вашей стороны всех формальностей, т.е. все документы (отчет и лицензия оценщика, исковое заявление) в порядке, суд наверняка признает Вашу правоту.

    И напоследок, два замечания.

    Если до судебного разбирательства Вы уже провели ремонт, и сумма потребовалась значительно более крупная, чем та, что указана в отчете оценщика, может появиться искушение подать исковое заявление с другой суммой, обосновав его чеками, квитанциями и сметами организации, осуществлявшей ремонт. Но победный исход в данном случае не гарантирован. Если ответчик – человек разумный, он может усомниться в ценах, и в свою очередь попросить суд об экспертизе, а строители Ваши, поверьте, наверняка накрутили цены, и это обстоятельство всплывет в суде.

    У Вас могут возникнуть сложности с получением денег с ответчика, если это спившийся нищий человек или бедный пенсионер. Тогда Вы будете получать деньги долго. Однако, если не предпринимать таких усилий, в частности, если хотя бы не фиксировать факты заливов, то они будут неоднократно повторяться. Когда же у эксплуатирующей организации накопится достаточно фактов о несоблюдении Вашим соседом «Правил пользования жилыми помещениями», то она может принять меры к недобросовестному жильцу вплоть до выселения. Но это уже друга история.

    Автор — начальник отдела оценки, аудиторско-консалтинговойгруппы «АРНИ Polaris International», к.т.н.

    Привет, Гость! У «Клерка» новый курс!

    (ФСБУ 5/2019, ФСБУ 25/2018, ФСБУ 26/2020, ФСБУ 6/2020, ФСБУ 27/2021.)

    Успейте записаться, пока есть места! Обучение онлайн 1 месяц. Старт курса уже 15 февраля, программа здесь.

    Сущность вреда и правила его возмещения

    По логике законодательства РФ, под вредом нужно понимать всё то, что связано с возникновением у одного лица ущерба любого типа, — морального или материального, возникшим из-за действий или бездействия другого лица. Однако ГК РФ ориентирован преимущественно на создание правил регулирования отношений, которые относятся к экономическим аспектам жизни, входящим и не входящим в рамки предпринимательской деятельности. Поэтому вред — это всё то негативное, что может произойти по чей-либо вине. Вредом следует считать последствия невыполнения обязанностей по сделке или залива квартиры, результат неосторожного обращения с вещами и подобное.

    Действие ст. 1064 ГК РФ распространяется не только на договорные, но и внедоговорные отношения между лицами.

    Данная статья определяет, что любое вред должен быть возмещён в полном объёме тем, кто его причинил. А под любым подразумевается вред, причинённый личности или имуществу гражданина или имуществу юридического лица. На это указывает п. 1 ст. 1064 ГК РФ и это отражает равенство всех лиц перед законом. Разумеется, личность гражданина выделена отдельно по той причине, что у юридических лиц личностей нет. В юридическом контексте понятие «личность» отличается от общепринятого в психологии или социальных аспектах. Под вредом для личности может пониматься всё то, что относится к человеку — его здоровью и даже внешнему виду.

    Правовое применение положенией генерального деликта гражданской ответственности несколько ограничивается ст. 1083 ГК, которая допускает снижение уровня компенсации из-за неосторожности самого потерпевшего или имущественного положения причинителя вреда.

    Первый пункт статьи обычно не вызывает никаких вопросов, а вот продолжение может показаться странным тем, кто не знаком с тонкостями различных правовых аспектов:

    • ответственность возмещения вреда может быть возложена законом на того, кто его не причинял;
    • для причинившего вред лица может быть установлена ответственность выплатить компенсацию выше, чем объём причинённого им вреда;
    • законом может быть определено возмещение вреда и при отсутствии вины причинившего лица.

    Всё это связано с тем, что ситуации, когда какое-либо лицо получает вред могут быть сложными. Пожарная команда, спешащая на тушение пожара, может повредить чьё-то имущество, но не совершая при том формального правонарушения. При спасении человеческих жизней иногда невозможно думать об экономических последствиях, которые влекут за собой действия спасателей.

    Экономический или моральный ущерб могут возникнуть и в силу наличия оперативной обстановки, связанной с задержанием преступников или мероприятиями по противодействию терроризму. В последнем случает вступает в силу ФЗ «О противодействии терроризму», а согласно его ст. 18 государство берёт на себя обязанность по компенсации последствий жертвам теракта, в случае получения ими материального убытка.

    Завершается статья правилом, согласно которому в возмещении вреда потерпевшему может быть отказано, если вред нанесён по его просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинившего вред лица не нарушали нравственных принципов общества. Это относится в первую очередь к врачам, которые могут осуществлять медицинское вмешательство, связанное с повышенным риском, но поставив о том в известность пациента и заручившись его согласием.

    ВС посчитал, что за причиненный подрядчиками ущерб третьим лицам ответственность несет заказчик

    Суд указал, что ответственность наступает при наличии факта причинения вреда, противоправности поведения причинителя вреда, его вины и причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившими последствиями

    Между тем адвокаты посчитали, что в конкретном деле следует установить доказательства вины подрядчиков, а потому определение ВС не должно быть для апелляции истиной в последней инстанции.

    В Определении № 4-КГ20-72-К1 от 9 марта Верховный Суд указал нижестоящим судам, что ответственность за причиненный подрядчиками третьим лицам ущерб несет заказчик работ.

    27 марта 2019 г. около ворот гаража квартиры Татьяны Калининой произошел пожар, в результате которого квартире Ирины Николаевой были причинены термические повреждения.

    Старший дознаватель отделения надзорной деятельности по г. о. Балашиха управления надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС России по Московской области отказал в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ст. 168 УК «Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности».

    По результатам проведенного пожарно-технического обследования специалист пришел к выводу, что очаг пожара находился около наружной поверхности ворот гаража квартиры Татьяны Калининой. Причиной пожара могло послужить воспламенение мусора от тлеющей сигареты.

    Ирина Николаева заказала оценку причиненного ущерба, которая составила более 1,1 млн руб., после чего направила Татьяне Калининой досудебную претензию. Женщина посчитала, что нанятые соседкой строители курили возле строительного мусора, который сами же выносили из квартиры Калининой. В удовлетворении претензии женщина отказала.

    Ирина Николаева направила в Балашихинский городской суд Московской области иск о возмещении ущерба, причиненного в результате пожара. Проведенная судебная экспертиза также показала, что, вероятнее всего, загорелся строительный мусор возле квартиры Татьяны Калининой, в который был брошен окурок. Стоимость восстановительного ремонта судебный эксперт определил чуть менее чем в 1,1 млн руб. Суд посчитал, что ответчик является лицом, ответственным за причиненный ущерб, и удовлетворил иск в части.

    Отменяя решение первой инстанции и отказывая в иске, апелляция посчитала, что выводы нижестоящего суда противоречат обстоятельствам дела, поскольку в его материалах отсутствуют доказательства вины Татьяны Калининой в причинении ущерба и причинно-следственной связи между ее действиями (бездействием) и ущербом.

    Суд апелляционной инстанции указал, что установленные экспертом причины возникновения пожара сами по себе не могут служить безусловным основанием для возложения на Калинину ответственности. Установив, что скопление строительного мусора располагалось вне стен жилого помещения ответчика на земельном участке, собственником которого она не является, суд с учетом положений ст. 211 ГК пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции.

    Ирина Николаева обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС сослался на абз. 2 ч. 1 ст. 38 Закона о пожарной безопасности, согласно которому ответственность за нарушение требований пожарной безопасности несут собственники имущества. В соответствии со ст. 210 ГК собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Согласно ст. 1 Закона об отходах производства и потребления под соответствующими отходами понимаются вещества или предметы, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению в соответствии с данным законом. Ст. 4 указанного закона закреплено, что право собственности на отходы определяется в соответствии с гражданским законодательством.

    «По смыслу приведенных норм права, бремя содержания имущества предполагает в том числе принятие разумных мер по предотвращению пожароопасных ситуаций», – подчеркнул ВС. В связи с этим, посчитал Суд, вывод апелляции об отсутствии права собственности Татьяны Калининой на земельный участок применительно к обстоятельствам данного дела не мог быть положен в качестве основания для отказа в иске.

    Верховный Суд заметил, что иск обоснован принадлежностью ответчику мусора, возгорание которого послужило причиной возникновения пожара и причинения ущерба квартире истца, а также поведением строителей, производивших ремонт. Суд указал, что в силу п. 2 ст. 1064 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. «Из данных правовых норм, подлежащих применению при разрешении настоящего дела, следует, что ответственность собственника за причинение вреда наступает только при наличии в совокупности нескольких условий: факт причинения вреда, противоправность поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями», – указывается в определении.

    В соответствии с п. 1 ст. 1068 ГК, добавил Суд, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным гл. 59 ГК, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

    ВС обратил внимание, что, согласно протоколу осмотра места происшествия, в пожарном мусоре были обнаружены многочисленные окурки сигарет. При опросе собственник соседней квартиры В. пояснил, что на улице перед воротами гаража квартиры Калининой располагалась большая куча строительного мусора, образовавшегося в ходе внутриотделочных работ в ее квартире, возле которой часто курили строители. Эти же обстоятельства были указаны Ириной Николаевой в исковом заявлении.

    «С учетом изложенных выше обстоятельств суду апелляционной инстанции для определения лица, ответственного за причиненный ущерб, необходимо было исследовать вопрос о том, кому принадлежит строительный мусор, послуживший очагом возгорания, о наличии причинно-следственной связи между его действиями (бездействием) по складированию этого мусора и ведению контроля за безопасным ведением ремонтных работ, что судом сделано не было», – подчеркнул Суд. Таким образом, ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

    В комментарии «АГ» адвокат АП Саратовской области Михаил Осипов заметил, что исследование вопроса об обстоятельствах причинения имущественного вреда относится к прерогативе суда первой инстанции, в связи с чем корректней было бы направить дело на новое рассмотрение именно в первую инстанцию, где можно было бы исследовать и дать юридическую оценку таким обстоятельствам, как:

    • кто по гражданско-правовому соглашению между ответчиком и рабочими нес ответственность за пожарную безопасность при перемещении и складировании строительного мусора за пределами частной собственности (квартиры) ответчика;
    • обязан ли был ответчик осуществлять контроль за действиями рабочих после того, как строительный мусор оказался за пределами его частной собственности (квартиры);
    • кто из соседей ответчика, их гостей или прохожих имел доступ к строительному мусору, в котором произошло возгорание;
    • какими доказательствами может быть подтверждена вина ответчика, строителей или иных лиц в появлении тлеющего табачного изделия в том самом строительном мусоре, в котором произошло возгорание.

    «Направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, Верховный Суд, может быть, имел в виду то, что вторая инстанция “не справилась” с возложенной на нее функцией контроля за законностью принятого судом первой инстанции решения. Так как в самом определении об этом не сказано, нам остается только предполагать, что имел в виду ВС, направляя дело на новое рассмотрение именно в Московский областной суд», – отметил адвокат.

    Михаил Осипов рассказал, что аналогичная категория дел была и в его практике. Так, двое рабочих открытым пламенем огня пытались устранить дыру на кровле склада строительных материалов, выполненной из рулонного рубероида. Произошел пожар, склад сгорел. Виновниками были признаны рабочие, а не их работодатели. Причем вина обоих была подтверждена совокупностью собранных доказательств: объяснениями рабочих, показаниями свидетелей, вещественными доказательствами, видеосъемкой с камеры наружного наблюдения.

    «В другом деле в кафе произошло возгорание из-за неисправности вентилятора системы вытяжки, в результате чего сгорела вышерасположенная квартира. В этом случае виновным был признан арендатор кафе, который непосредственно осуществлял деятельность, и именно на него договором аренды была возложена ответственность за соблюдение правил пожарной безопасности, которые он нарушил», – рассказал адвокат.

    Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов назвал определение обоснованным и логичным: апелляционный и кассационный суды исключительно формально подошли к установлению значимых обстоятельств по делу, не дали должной оценки доводам истца и имеющимся в деле доказательствам. При этом, посчитал он, позиция ВС не должна становиться для нижестоящей инстанции при пересмотре дела абсолютной истиной. Все доказательства должны быть оценены с точки зрения их достоверности и достаточности, при необходимости – предприняты меры для сбора новых доказательств.

    «По моему мнению, обязательно судом должен быть принят во внимание тот факт, что достоверно не установлено, кем в действительности был брошен окурок, послуживший причиной возгорания. Вероятнее всего, установить его без всяких сомнений и не получится», – указал адвокат.

    Николай Герасимов полагает, что в данном случае ответчиком должны быть представлены максимально возможные доказательства того, что им были предприняты все необходимые меры для недопущения сложившейся ситуации, что позволило бы сделать вывод об отсутствии его вины в произошедшем. «Аналогичная ситуация, например, складывается при рассмотрении дел по искам о возмещении ущерба, причиненного затоплением квартиры. В качестве ответчика привлекается в большинстве случаев собственник затопившей квартиры, и, если не будет установлено, что вина в произошедшем лежит на другом лице (например, на управляющей компании, не проводившей соответствующий ремонт общедомового имущества), такой иск с большой долей вероятности удовлетворяется», – указал он.

    Реальный ущерб и упущенная выгода: основные положения Гражданского Кодекса РФ

    При условии причинения определенных убытков каждое лицо, столкнувшееся с нарушением его законных прав и фактическим вредом, может настаивать на полном возмещении этих убытков в соответствии с ГК РФ. Возмещение понесенного потерпевшим ущерба на территории РФ в меньших объемах возможно только в случае, предусмотренном действующим законодательством (ГК РФ) или имеющимся у сторон договором. При этом пределы возмещения понесенного вреда также определяются ГК РФ.

    В остальных случаях обязательство возмещения нанесенного вреда, который был причинен гражданину РФ или его законному имуществу, подразумевает полное возвращение понесенных убытков. Единственным исключением является наличие у лица, предполагаемо причинившего вред другой стороне, доказательств отсутствия вины.

    Если речь идет о случаях, где имеет место быть причиненный определенному лицу вред, специально предусмотренных действующими правовыми актами ГК РФ, то для возмещения этого вреда не требуется подтверждение вины обвиняемого. Лицам, причинившим вред, предстоит подготовиться к его полному возмещению (материального и морального вреда), независимо от установления вины. К списку рассматриваемых случаев можно отнести следующие ситуации, при которых имеет место быть причиненный определенному лицу вред:

    • Вред, причиненный определенному лицу вследствие незаконного осуждения этого лица и его привлечения к уголовной ответственности.
    • Вред, причиненный определенному лицу вследствие деятельности, которая характеризуется повышенной опасностью.
    • Вред, причиненный определенному лицу вследствие причинения ущерба жизни, здоровью и имуществу этого лица по причине недостатка необходимых товаров или услуг.
    • Вред, причиненный определенному лицу вследствие компенсации при понесенном моральном ущербе.

    Важно обратить внимание, что, в соответствии с законодательством, предусмотренным ГК (Гражданским кодексом) РФ, обязательство по возмещению нанесенного вреда может возлагаться в том числе на лицо, которое фактически не является лицом, которым потерпевшему был причинен вред, то есть не является его причинителем. К списку подобных ситуаций относятся случаи, когда в нанесенном вреде виноваты следующие причинители, совершившие незаконные действия:

    • убыток причинен государственными органами РФ,
    • убыток причинен органами местного самоуправления,
    • вред причинен судебными органами РФ,
    • вред причинен правоохранительными органами РФ,
    • вред причинен должностными лицами перечисленных выше органов,
    • и так далее.

    Сюда же можно отнести вред, причиненный несовершеннолетними детьми в возрасте до 14 и от 14 до 18 лет, а также другие схожие ситуации.

    Действующим законодательством РФ могут устанавливаться отдельные случаи, в рамках которых компенсации будет подлежать ущерб, если его причинили при вреде, нанесенном потерпевшей стороне, государственные, судебные, правоохранительные и иные органы России путем совершения правомерных действий в соответствии с должностной инструкцией и властными полномочиями. К списку таких случаев можно отнести ситуации, когда убытки причинили при вреде посредством изъятия земельного участка в целях удовлетворения государственных и муниципальных нужд. Также подлежит возмещению факт нанесения вреда посредством причинения повреждений имуществу в результате террористических актов и так далее.

    Необходимости возмещения нанесенного определенному лицу вреда нет, если его причинение произошло в рамках необходимых действий самообороны. Единственным ограничением в данном случае является отсутствие доказательств превышения пределов самообороны. При таком превышении от возмещения нанесенного определенному лицу вреда отказаться не получится.

    Вред, причиненный при условии острой необходимости, предусматривает необходимость возмещения этого самого вреда тем лицом, которое ответственно за его причинение. В данном случае ответственным становится гражданин, причинивший вред. Суд в обязательном порядке учитывает обстоятельства дела и степень убытков, которой характеризуется причиненный вред. На основании этих особенностей, обязанность возмещения нанесенного пострадавшей стороне вреда может возлагаться на третье лицо – то, в интересах которого совершали неправомерные действия лица, причинившие вред. Также, по решению суда, вред, причиненный физическим и юридическим лицам, может не возмещаться по причине полного или частичного освобождения третьего лица и лиц, ответственных за его причинение, от возмещения нанесенного потерпевшему вреда.

    Комментарий к ст. 1064 ГК РФ

    1. В полном объеме подлежит возмещению вред, причиненный:

    – имуществу юридического лица.

    Указанный вред подлежит возмещению:

    – иным субъектом, который не является причинителем вреда.

    Причинитель вреда или иное лицо, на которого возложена обязанность возмещения, обязано произвести потерпевшему следующие выплаты:

    – возмещение причиненного вреда;

    – компенсацию сверх возмещения вреда.

    Возмещение вреда может быть произведено:

    при совершении виновных действий (бездействия) причинителя вреда, вследствие которых возник вред;

    при отсутствии вины причинителя вреда – только в случаях, предусмотренных действующим законодательством;

    при совершении правомерных действий в случаях, установленных законом.

    Основанием отказа в возмещении причиненного вреда является факт его причинения:

    по просьбе потерпевшего;

    с согласия потерпевшего;

    если действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

    2. Применимое законодательство:

    – ФЗ от 05.06.2012 N 50-ФЗ “О регулировании деятельности российских граждан и российских юридических лиц в Антарктике”;

    – ФЗ от 06.03.2006 N 35-ФЗ “О противодействии терроризму”;

    – ФЗ от 21.11.1995 N 170-ФЗ “Об использовании атомной энергии”;

    – Закон РФ от 20.08.1993 N 5663-1 “О космической деятельности”.

    – Приказ Минрегиона РФ от 09.12.2009 N 565.

    3. Судебная практика:

    – Определение Конституционного Суда РФ от 03.04.2014 N 686-О;

    – Определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 N 1059-О;

    – Определение Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 N 1057-О;

    – Определение Конституционного Суда РФ от 04.10.2012 N 1833-О;

    – Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2011 N 1177-О-О;

    – Определение Конституционного Суда РФ от 28.05.2009 N 581-О-О;

    – Постановление Пленума ВС РФ от 18.10.2012 N 21;

    – Постановление Пленума ВС РФ от 05.06.2002 N 14;

    – Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1;

    – Определение Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 20.08.2014 по делу N 33-1327/2014;

    – Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.08.2014 по делу N А27-2016/2014;

    – решение Шатковского районного суда Нижегородской области от 27.08.2014 по делу N 2-298/2014;

    – решение Большеуковского районного суда Омской области от 25.08.2014 по делу N 2-322/2014;

    – решение Миасского городского суда Челябинской области от 25.08.2014 по делу N 2-3269/2014;

    – Определение Костромского районного суда от 25.08.2014 по делу N 2-673/2014.

    “КОММЕНТАРИЙ К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ ОТ 26 ЯНВАРЯ 1996 ГОДА № 14-ФЗ”

    Н.А. Баринов, С.А. Барышев, Е.А. Бевзюк, М.А. Беляев, Т.А. Бирюкова, Ю.Н. Вахрушева, Р.Р. Долотина, Н.В. Елизарова, Р.Ю. Закиров, Н.А. Захарова, П.З. Иванишин, С.Ю. Морозов, Т.Н. Михалева, 2014

    Аналитика Публикации

    В обычной хозяйственной деятельности организации[1] нередко возникают обстоятельства, в которых вред причинен физическим лицом при исполнении своих должностных обязанностей. Например, это может быть вред от действий работника-водителя в результате ДТП (один из наиболее распространенных на практике видов причинения вреда), либо все еще новая для гражданских правоотношений в России ответственность за внезапное прерывание переговоров[2].

    При этом законом предусмотрена ответственность юридического лица за вред, причиненный работником, осуществляющим свои непосредственные трудовые функции. Как правило, такой вред выражается в материальных потерях со стороны потерпевшего и взыскивается с компаний в судебном порядке, что обуславливает значительную роль судебной практики в данном вопросе. В настоящей статье проанализированы споры, рассмотренные арбитражными судами РФ, где сторонами выступали юридические лица.

    В соответствии с пунктом 1 статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. В данном случае крайне важным является то, что для целей возмещения работниками признаются не только граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), но также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

    Статья 1068 ГК РФ исходит из того, что действия работника, осуществляемые под контролем и по заданию работодателя, с точки зрения правоотношений воспринимаются как действия самого юридического лица. Данное допущение является логичным, так как юридическое лицо может осуществлять свою деятельность исключительно через работников, которых наделяет определенными трудовым договором (либо поручением) функциями. Соответственно, презюмируется, что в действиях работника проявляется воля юридического лица как работодателя. Иными словами, если работник, выполняя свои служебные обязанности, своими действиями допустил причинение вреда, то для потерпевшего такой вред будет причинен юридическим лицом.

    Стоит учитывать, что ответственность работодателя не является безусловной. Из анализа судебной практики следует, что для наступления ответственности юридического лица в такой ситуации необходимо доказать ряд элементов, которые условно можно поделить следующим образом:

    – обстоятельства, необходимые для возмещения убытков с работодателя (специальные обстоятельства);

    – обстоятельства, необходимые для взыскания убытков (общие обстоятельства).

    Исходя из этого, в предмет доказывания по делам о взыскании с работодателя убытков, причиненных действиями работников, входят установление факта наличия трудовых отношений и причинение вреда работником при исполнении им своих обязанностей или служебного задания (специальные обстоятельства). Помимо этого, лицу, взыскивающему ущерб, необходимо доказать наличие всех необходимых элементов для взыскания убытков: противоправности действий причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями и возникшим вредом, наличия и размера понесенных убытков (общие обстоятельства). Судебная практика по рассмотрению таких дел содержит определенные особенности, рассмотренные нами ниже.

    Специальные обстоятельства

    1. Трудовые отношения

    Первый вопрос, на который необходимо обратить внимание – законодатель для целей статьи 1068 ГК РФ дал расширительное толкование понятию “работник”. Так, работником считается не только лицо, с которым заключен трудовой договор, но и лицо, являющееся стороной гражданско-правового договора, при этом выполняющее задание заказчика. Ключевым фактором здесь является контроль юридического лица над выполнением производственных действий, выраженный либо в наличии трудового договора, либо гражданско-правового договора.

    При рассмотрении таких дел в суде необходимо учитывать, что факт наличия трудовых или гражданско-правовых отношений между лицом, причинившим вред, и юридическим лицом должен устанавливаться надлежащими доказательствами – трудовым договором, копией трудовой книжки, штатным расписанием организации[3], информацией, полученной из Пенсионного Фонда РФ[4].

    Как правило, такими документами истец не обладает. В таком случае, при отказе ответчика-работодателя предоставить необходимые документы истец может ходатайствовать перед судом об истребовании таких доказательств. Данное право предусмотрено процессуальным законодательством (статья 66 АПК РФ). При этом стоит обратить внимание, что в таком ходатайстве должны быть указаны причины невозможности получения доказательств ­– само отсутствие документов у истца не свидетельствует о невозможности их получения. Для уменьшения рисков отказа в удовлетворении ходатайства наиболее предпочтительным является предварительное направление запроса ответчику с просьбой предоставить такие документы. В случае отказа либо игнорирования такого запроса такая переписка должна быть приложена к ходатайству.

    Если работник совершает правонарушение, ссылки на материалы административных или уголовных дел (например, на свидетельские показания или постановление по делу об административном правонарушении), как правило, не рассматриваются арбитражными судами в качестве доказательств наличия или отсутствия трудовых отношений для целей разрешения споров в соответствии со статьей 1068 ГК РФ[5]. При этом такие материалы могут выступать в качестве подтверждения иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания (например, противоправности действий причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями и возникшим вредом и пр.).

    Фактически сложившиеся трудовые отношения

    В некоторых случаях арбитражные суды и при отсутствии сведений о трудовых или гражданско-правовых правоотношениях признают, что между причинителем вреда и компанией, с которой взыскивается ущерб, сложились фактические трудовые отношения. Так, в деле о взыскании ущерба, причиненного автомобилю работником автомойки, суд установил, что трудовой или гражданско-правовой договор между юридическим лицом и работником заключен не был. Однако в материалах дела имелись доказательства того, что лицо, причинившее вред автомобилю, находилось в рабочее время на территории автомойки в форменной одежде, получало заработную плату на этой территории, получало указания от иных работников автомойки и фактически выполняло трудовые обязанности (то есть, оказывало услуги по мытью машин). Суд, установив эти обстоятельства, пришел к выводу о том, что трудовые отношения фактически сложились, а значит работодатель является ответственным за действия такого работника[6].

    При оценке таких обстоятельств суды руководствуются частью 3 статьи 16 Трудового кодекса РФ, которой предусмотрено, что трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Например, суд установил, что между юридическим и физическим лицом был заключен договор подряда на выполнение работ, в соответствии с которым исполнитель “обязался выполнять по заданию и под контролем ответчика обусловленные договором обязанности, что в значительной степени соответствует определению понятия трудового договора”. Суд указал, что отсутствие оформленных трудовых отношений между организацией и третьим лицом не является основанием для освобождения его от ответственности в виде возмещения ущерба, так как отношения, возникшие между ними, законом приравнены к трудовым отношениям[7]. Стоит отметить, что такие примеры для судебной практики все же являются достаточно редким явлением.

    Ответственность организации при привлечении внешнего персонала

    В судебной практике существуют также ситуации, когда вред причиняется работником, осуществляющем свои трудовые обязанности в соответствии с требованиями третьего лица – так называемый “аутстаффинг” или “секондмент”. Например, юридическое лицо заключает договор с компанией, которое оказывает услуги по предоставлению персонала (чаще всего это специализированные кадровые агентства), и один из работников такой компании причиняет ущерб. В подобных случаях суды исследуют договор о предоставлении персонала между юридическими лицами и устанавливают, кто именно направляет работникам распоряжения о выполнении ими трудовых обязанностей[8]. Чаще всего суды взыскивают убытки с работодателя, то есть с организации, оказывающей услуги по предоставлению персонала[9], однако судебная практика по таким спорам пока не является сложившейся.

    2. Должностные обязанности

    Согласно позиции Верховного Суда РФ[10] причинение вреда должно быть прямо связано и сопряжено с действиями производственного или технического характера в их взаимосвязи с трудовыми или служебными обязанностями работника. Соответственно, на практике для разрешения споров о взыскании ущерба с работодателя суды сопоставляют действие работника, которое привело к причинению вреда, и его непосредственные должностные обязанности.

    При этом арбитражные суды часто пользуются разъяснениями, данными судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ в Определении № 64-КГ14-1 от 14.03.2014, которое указывает, что “одним из условий ответственности работодателя является причинение вреда работником именно при исполнении им трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то есть вред причиняется не просто во время исполнения трудовых обязанностей, а в связи с их исполнением. К таким действиям относятся действия производственного (хозяйственного, технического) характера, совершение которых входит в круг трудовых обязанностей работника по трудовому договору или гражданско-правовому договору. Именно поэтому действия работника расцениваются как действия самого работодателя, который и отвечает за вред”. Поэтому при рассмотрении дел о взыскании с работодателя ущерба, причиненного работником, судами исследуются непосредственные трудовые или служебные обязанности работника.

    Рассмотрим пример из судебной практики. Так, в ситуации, когда вред шлагбауму был причинен охранником, находящимся на своем рабочем месте, однако манипуляции со шлагбаумом не входили в его рабочие обязанности, ответственность работодателя исключается. Как указал суд, “ни в служебных, ни в должностных обязанностях не прописана обязанность по эксплуатации и охране автоматического шлагбаума работниками ответчика. Доказательств того, что, опуская шлагбаум, охранник действовал по заданию ООО ЧОО “Лидер”, материалы дела не содержат. Изложенное исключает возможность возложения на ООО ЧОО “Лидер” гражданско-правовой ответственности отсутствия вины последнего”[11].

    На практике нередко встречаются ситуации, когда работник совершил правонарушение, повлекшее ущерб. В таком случае суды отказывают во взыскании ущерба с работодателя, поясняя следующее: “ввиду своего незаконного характера преступные действия работника по своей правовой сути не могут входить в круг его трудовых или служебных обязанностей и быть связаны с производственной необходимостью в связи с рабочим процессом. Преступление совершается работником вследствие преступного умысла, в корыстных целях, против воли и интересов работодателя и без его ведома. В связи с этим, в отсутствие признаков противоправного поведения самого работодателя на него не может быть возложена ответственность за причинение вреда его работниками”[12].

    Общие обстоятельства

    Взыскание ущерба является мерой гражданско-правовой ответственности. Поэтому суды, рассматривая дела о взыскании ущерба, требуют от лица, взыскивающего ущерб, доказывания определенных фактов, называемых составом убытков.

    В соответствии со статьями 15, 1064 и 1068 ГК РФ по иску о возмещении вреда истец должен доказать следующие обстоятельства:

    – факт причинения вреда,

    – противоправность поведения причинителя вреда,

    – причинно-следственную связь между поведением причинителя вреда и возникшим вредом,

    – вину причинителя вреда,

    При этом в соответствии с положениями указанных статей ГК РФ требование о возмещении вреда может быть удовлетворено только при установлении совокупности всех указанных выше элементов ответственности. Отсутствие одного из элементов влечет отказ во взыскании возмещения за причиненный вред.

    Таким образом, в делах о взыскании с работодателя вреда, причиненного работником, указанные элементы обязательно исследуются судом.

    При рассмотрении таких дел особое внимание необходимо уделить наличию причинно-следственной связи, подтверждающей то, что именно действия работников компании причинили взыскиваемый ущерб. Как указано выше, зачастую с требованием о возмещении вреда обращаются после того, как в отношении работника возбуждено производство в связи с правонарушением. В таких случаях материалы административного или уголовного дела должны содержать вывод о том, что какими-либо действиями причинен ущерб. В случае, когда материалы дела не содержат такого явно выраженного подтверждения, во взыскании причиненного вреда с работодателя суды отказывают[13].

    Таким образом, при взыскании в судебном порядке возмещения вреда с работодателя за действия работника суды обязательно исследуют факт наличия трудовых отношений между юридическим лицом и предполагаемым работником. При этом, обращаясь в суд, возможно также ссылаться на имеющиеся доказательства фактических трудовых отношений.

    Также в таком судебном процессе обязательно исследуется факт того, входят ли действия, повлекшие причинение вреда, в трудовые обязанности работника или его непосредственное служебное задание. Помимо указанных “специальных требований”, связанных с трудовыми отношениями, для успешного взыскания нужно доказать наличие всех элементов состава убытков.

    Доказав указанные выше факты, можно добиться успешного взыскания ущерба, понесенного в связи с действиями работника компании.

    Работодателям, в свою очередь, необходимо учитывать, что одним из способов снижения риска взыскания убытков за действия работников может выступить детальное оформление трудовых обязанностей (в договоре, в должностной инструкции или гражданско-правовом договоре), а также максимально эффективный контроль за деятельностью работников, особенно если его трудовые функции связаны с источниками повышенной опасности. В таком случае, если работник допустит какие-либо отступления от своих трудовых обязанностей, либо совершит действия, прямо не связанные с ними, то у работодателя будет возможность доказать, что он не должен нести ответственность за такие действия работника.

    [1] В настоящей статье в качестве работодателя будут рассматриваться исключительно юридическое лица, хотя законодатель предусматривает ответственность, в том числе и для работодателей – физических лиц.

    [2] Ответственность за недобросовестное ведение переговоров предусмотрена статьей 434.1 ГК РФ. Хотя норма вступила в силу 01.06.2015 года, в настоящее время практика ее применения только формируется. При этом ВС РФ в Постановление Пленума от 24.03.2016 № 7 “О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств” прямо указал на обязанность работодателя возместить вред, причиненный его работником.

    [3] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.04.2016 по делу № А40-148168/15

    [4] Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2016 по делу № А11-11251/2015.

    [5] Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2015 по делу № А73-154/2015; постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2015 по делу № А41-67303/14.

    [6] Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 15.03.2013 по делу № А28-5806/2012.

    [7] Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.02.2016 по делу № А60-33292/2015.

    [8] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2015 по делу № А03-14794/2015.

    [9] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2014 по делу №А56-53407/2013.

    [10] Определение ВС РФ от 21.12.2015 по делу № А21-5073/2014.

    [11] Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2012 по делу № А39-1890/2012.

    [12] Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12.05.2016 по делу № А57-9424/2015, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2015 по делу № А22-2358/2014.

    [13] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.09.2016 по делу № А56-62005/2015, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.04.2016 по делу № А59-2296/2015.

    Налогово-правовые ситуации и проблема возмещения вреда по ст. 1064 ГК РФ

    В настоящее время правовая наука в России стоит на пороге перемен, а точнее – пересмотра многих теоретических взглядов и, как результат, – изменения теории права. Это подготавливалось и продолжает подготавливаться судебной практикой, которая все чаще под напором возникающих экономических задач вынуждена разрешать правовые ситуации, ломая устоявшиеся правовые конструкции и правовые традиции. Весьма заметно это выражается в изменении содержания ряда гражданско-правовых институтов, «восхождения» их к межотраслевому, а иногда даже конституционно-правовому уровню[1], изменении устоявшегося соотношения в понятиях « законность» и « целесообразность», наконец – все большим и большим размыванием границ частного и публичного права за счет внедрения частно-правовых институтов и терминологии в право публичное[2] и, в свою очередь, все более заметного влияния публичного права на частное.

    Причина такого явления заключается, прежде всего, в сущностных изменениях развития рыночной экономики и возникновении нового государственного управления (new public management), которое сформировалось в 90-х годах 20 века, проявилось в Европе и нуждается в мотивации, присущей частному предпринимательству и более гибких и эффективных средствах управления.[3] Как следствие этих процессов, публичное право все шире и шире использует частно-правовые конструкции, в той или иной мере пригодные для решения публично-правовых проблем.

    В связи с этим, а также в связи с потребностью разрешения новых экономических проблем, гражданско-правовые институты в европейских странах претерпевали и продолжают претерпевать существенные изменения.

    В связи с отмеченным, прежде всего, представляют научный интерес охранительные гражданско-правовые институты, содержание которых в последнее время имеет в России тенденцию к изменению. Причиной трансформации охранительных гражданско-правовых институтов является, как показывает практика, не только гражданско-правовая реальность, но и потребности публичного права, и, прежде всего, налогово-правовые ситуации, так или иначе связанные с неполученными государством налогами.

    Весьма заметно, что в настоящее время происходит трансформация деликтной ответственности, предусмотренной ст. 1064 ГК РФ. Проблема гражданско-правовой деликтной ответственности сегодня широко обсуждается цивилистами. И причина этого в том, что в современных условиях судебная практика стала расширять содержание этой ответственности в сравнении с тем, как она определена в ст. 1064 ГК РФ.[4]

    Как утверждают цивилисты, судебная практика фактически тестирует новый подход к деликтной ответственности.[5] Этот подход требует осмысления и вызывает в научных кругах разногласия. При этом нельзя не заметить, что тенденция расширительного толкования деликтной ответственности (ст. 1064 ГК РФ) нередко проявляется и при рассмотрении дел, так или иначе связанных с ситуациями в сфере налогообложения. Последние фиксировались специалистами в области налогового права, а в последнее время привлекли внимание и цивилистов.[6]

    Примеры использования гражданско-правового института деликтной ответственности в связи с налогово-правовыми ситуациями дают Постановления КС РФ от 8 декабря 2017 г. и Постановление КС РФ от 5 марта 2019 г. № 14-П.

    Первое Постановление являет собой пример новых подходов к пониманию гражданско-правовой деликтной ответственности. Второе Постановление ценно тем, что фиксирует отрицание возможности применения деликтной ответственности в связи с ситуацией, опосредующей неуплату налога, но не отрицает, судя по ситуации, возможности ее разрешения по ст. 1064 ГК РФ в принципе, несмотря на не полное соответствие устоявшемуся содержанию гражданско-правового института деликтной ответственности.

    В соответствии с требованием ст. 1064 ГК РФ для применения деликтной ответственности по этой статье требуются следующие условия: а) наличие противоправных действий, б) наличие вреда, в) наличие вины лица, причинившего вред, г) наличие причинно-следственной связи между противоправным поведением лица и причиненным вредом.[7] При этом, вред, согласно ст. 1064 ГК РФ должен быть причинен имуществу или личности. В этом смысле, согласно современной отечественной доктрине, деликтной ответственностью защищаются исключительно абсолютные права лица. И, как справедливо отмечается в науке, имущество, которому причинен вред, должно у потерпевшего присутствовать, быть в наличии до причинения вреда.[8]

    Между тем, вышеназванные судебные дела демонстрируют отход от этих позиций. Прежде всего, сегодня суды стали удовлетворять иски потерпевших, имеющих экономический характер и не связанные с физическим повреждением его имущества, как то всегда понималось раньше. Кроме того, в такого рода делах стали участвовать третьи лица, преследующие экономические интересы. Более того, примечательно, что причинная связь между причинителем вреда и потерпевшим как неотъемлемый элемент деликтной ответственности иногда не является всегда явно выраженной.

    Учитывая, что между налоговым и гражданским правом существует тесная связь, очевидно, что применение гражданско-правового института деликтной ответственности к отношениям, связанным или опосредованным налогово-правовыми ситуациями, представляет интерес не только для цивилистов, но и с точки зрения теории налогового права. Такой анализ в современных условиях не только позволяет прогнозировать развитие тех или иных налогово-правовых ситуаций, но и осмысливать взаимосвязь налогового и гражданского права, увидеть ее возможности и пределы.

    В контексте анализа деликтной ответственности в связи с ситуациями в сфере налогообложения представляет интерес Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П. В данном деле рассматривал вопрос о конституционного ст.15ГК РФ и ст. 1064 ГК РФ в контексте требований налогового органа как уполномоченного государством органа в связи с расходами, понесенными Российской Федерацией на оплату работы арбитражного управляющего и расходов на проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве предприятия.

    Полагая, что вышеназванные расходы государство понесло из-за халатного отношения к своим обязанностям бывшего руководителя должника, государство через уполномоченный орган – налоговый орган – обращалось в суды различных инстанций о возмещении вреда по ст. 1064 ГК РФ в сумме произведенных им расходов.

    Ситуация в сфере налогообложения в данном деле выразилась в том, что неисполнение обязанностей руководителем предприятия-должника о банкротстве предприятия повлекла обязанность предприятия – должника уплатить фискальные обязательства не в режиме текущих платежей, а в общем режиме удовлетворения реестровых требований. В этой связи интерес налогового органа в реализации процедур банкротства выразился в желании получения причитающихся бюджету платежей.

    КС РФ не удовлетворил жалобу налогового органа, и сформулировал правовую позицию, согласно которой «…невозможно однозначно установить, что возникновение убытков у уполномоченного органа связано исключительно с противоправным поведением руководителя должника, которое выразилось в неподаче заявления о признании должника банкротом».

    Фактически, Конституционный Суд РФ установил, что отсутствие причинно-следственной связи между действиями уполномоченного органа и руководителем должника, чего требует состав деликтной ответственности, не позволяет к данной ситуации применить ст. 1064 ГК РФ, т.е. вести речь о возмещении вреда, причиненного государству руководителем должника.

    Учитывая тот факт, что суд принял к рассмотрению жалобу налогового органа и отказал в ее удовлетворении, обосновывая отказ отсутствием причинно-следственной связи между руководителем должника и расходами налогового органа, логично предполагать, что, если бы причинно-следственная связь между этими субъектами была доказана, то суд бы не отказал налоговому органу в удовлетворении жалобы. Между тем, то, что в данном деле рассматривается как вред (убытки), причиненный государству, не является таковым с точки зрения нормативно-правового содержания гражданско-правового института деликтной ответственности. Ведь известно, что согласно ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются «расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права». В данном же деле нет нарушения абсолютного права государства. Производить или не производить расходы в связи с процедурой банкротства – это риски, налогового органа, возбуждающего процедуру банкротства, ибо согласно п. 3 ст. 59 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» именно на нем лежит ответственность по погашению расходов в части, не погашенной за счет имущества должника. В связи с этим налоговый орган, обращаясь с жалобой в суд, пытался не решить вопрос о возмещении ущерба, потому что здесь нет никакого ущерба, а есть его риск, т.е. его право брать на себя этот риск или не брать, а переложить свои финансовые риски на другого субъекта – представителя должника.

    Поскольку Конституционный Суд РФ не обсуждал вопрос о качестве вреда, о его соответствии нормативно-правовому содержанию института деликтной ответственности, поэтому правомерно предполагать, что суд, следуя формирующемуся в практике тренду, рассматривал убытки налогового органа не как убытки, вытекающего из современного гражданского законодательства, а как чисто экономические убытки, которые могут, в принципе, быть удовлетворены.

    Данная ситуация является в определенной степени однотипной с ситуацией, явившейся предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ 8 декабря 2017 г. № 39-П. Однотипной в том смысле, что являет собой, как и в случае с Постановлением Конституционного Суда РФ от 5 марта 2019 г. № 14-П. тенденцию к отходу от устоявшейся концепции гражданско-правовой деликтной ответственности.

    В контексте отмеченного ярким примером взыскания так называемых чисто экономических убытков являлось Постановление КС РФ от 8 декабря 2017 г. № 38-П. Именно это Постановление заставило юридическую общественность задуматься о складывающейся судебной практики привлечения к деликтной ответственности и, вообще, о взаимосвязи налогового и гражданского права. Постановление принято судом после уже устоявшейся практики применения судами ст. 1064 ГК РФ, т.е. практики возмещения вреда, причиненного государству в связи с неуплатой налогов в бюджет. Эта практика сложилась благодаря гражданским искам прокуратуры и налоговых органов к руководителям предприятий, совершивших налоговые преступления. Фактически получалось так, что в результате этой правоприменительной практики руководители предприятий, привлекаемые к уголовной ответственности по ст. 199 УК РФ вынуждены были, помимо взыскания недоимок, пеней и штрафов, взыскиваемых с их предприятий, еще и персонально возмещать ущерб в порядке деликтной ответственности по ст. 1064 ГК РФ.

    После активного возражения юридической общественности против такой судебной практики, Конституционный Суд РФ принял жалобы к рассмотрению и вынес решение, согласно которому налоговый орган и прокуратура в ряде случаев имеет право на деликтный иск к физическому лицу. Конкретно, суд постановил, что эти органы могут взыскивать с физических лиц вред, причиненный бюджетам, если эти лица были осуждены за совершение налоговых преступлений, или уголовное дело в отношении их было прекращено по нереабилитирующим основаниям: а) после прекращения организации-налогоплательщика, о чем должна быть сделана запись в ЕГРЮЛ; б) после того как судом будет установлено, что организация является фактически не действующей и взыскание с нее недоимок и пеней невозможно. Как отмечают цивилисты, суд в данном случае поддержал право налогового органа на деликтный иск к физическому лицу, а само Постановление КС РФ продемонстрировало, что деликтная ответственность по ст. 1064 ГК РФ может рассматриваться не как средство возмещения вреда, причиненное обладателю некого абсолютного права, а как средство взыскания чисто экономических убытков.[9]

    Очевидно, что такой подход к деликтной ответственности не отвечает ее нормативному содержанию (ст. 1064 ГК РФ).

    Прежде всего, ст. 1064 ГК РФ, на которую ссылаются налоговые органы в обоснование своих исковых требований о возмещении вреда предусматривает возникновение гражданского деликтного правоотношения из причинения вреда. Иначе говоря, возмещение вреда в порядке ст. 1064 ГК РФ является одной из форм гражданско-правовой ответственности.[10] При этом известно, что гражданско-правовая ответственность по сути является имущественно-восстановительной.[11] И в контексте ответственности из причинения вреда по ст. 1064 ГК РФ предполагается, что через возмещение вреда как меры ответственности должно быть восстановлено первоначальное положение потерпевшего. В нашем случае – государства. Именно восстановление первоначального имущественного положения потерпевшего от причинения вреда является принципиальной чертой этой формы гражданско-правовой ответственности.[12]

    Соответственно этому в ст. 1082 ГК РФ устанавливаются и способы возмещения вреда. Все они таковы, каковы могут восстановить исключительно первоначальное положение потерпевшего. К числу этих способов относятся:

    А) возмещении е вреда в натуре (предоставление вещи того же рода и качества, исправление поврежденной вещи и т.п.);

    Б) возмещение причиненных убытков (п.2 ст. 15 ГК РФ), в числе которых:

    – расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права;

    – утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб);

    – неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

    Возникает вопрос: какого рода вред наносится имущественному положению государства неуплатой налога (образовавшейся недоимкой) с тем, чтобы виновное в этом лицо могло его возместить одним из вышеназванных способов? Очевидно- никакой. Очевидно в том смысле, что вред (ущерб), причиненный государству неуплатой налога (недоимкой) принципиально отличается от вреда (ущерба), причиняемого в гражданско-правовом порядке и ответственность за который предусмотрена ст. 1064 ГК РФ. Разница в том, что гражданско-правовой вред по ст. 1064 ГК РФ предполагает нанесение урона первоначальному положению потерпевшего, в связи с чем требуется возмещение вреда как меры ответственности для восстановления первоначального положения потерпевшего. Коротко говоря, по смыслу главы 59 ГК РФ, нельзя причинить вред тому, у кого первоначально не было объекта причинения вреда применительно к конкретной ситуации. Что касается причинения государству вреда в связи с неуплатой налога, то образовавшаяся в связи с этим недоимка не наносит урон первоначальному имущественному положению государства. Вред (ущерб), причиненный государству неуплатой налога (недоимкой) выражается в неполучении государством бюджетного дохода, отвечающего ожиданиям государства исходя из соответствующего бюджета как финансового плана и закона о бюджете, но этого дохода не было у государства первоначально, т.е. до образования недоимки.[13] Соответственно, этот вред, переводя его в плоскость гражданского правоотношения, не наносит ущерб первоначальному положению государства как потерпевшего, а значит, – и не имеет гражданско-правовой идентификации по ст. 1064 ГК РФ.

    В целом, исходя из Постановления КС РФ можно констатировать, что суд принял решение, изменив содержание института деликтной ответственности за счет расширения понимания вреда, причиненного государству. Говоря языком цивилистов, суд, разрешая данное дело, исходил «из экономических убытков», т.е. таких, «которые возникают в результате поведения другого лица, но не как следствие причинения физического вреда вещам или здоровью потерпевшего»[14], чего требует ст. 1064 ГК РФ в редакции сегодняшнего дня. Убытки в данном случае «служат не свидетельством нарушения какого-либо права (абсолютного или относительного), а признаком умаления»[15] интересов государства, не облекаемого в форму какого-либо субъективного гражданского права.

    Из анализа вышеотмеченных дел вытекает важный вывод, свидетельствующий о том, что в современных условиях начинает складываться тенденция привлечения к гражданско-правовой деликтной ответственности, в том числе и в связи с налогово-правовыми ситуациями, не ограниченная нормативно-правовым понятием вреда, а простирающаяся до возмещения чисто экономических убытков.

    Такой анализ не только позволяет прогнозировать в современных условиях развитие налогово-правовых ситуаций, но и позволяет, с точки зрения теории налогового права, осмыслить проблему взаимосвязи налогового и гражданского права, увидеть ее возможности и пределы.

    Отмеченная тенденция в правоприменительной практике и, в частности, в связи с ситуациями в сфере налогообложения требует чрезмерной осмотрительности от участников налогово-правовых ситуаций, так как они должны опасаться причинить другой стороне своими действиями практически любых убытков, нарушить экономические интересы, начиная от нарушения абсолютных прав и заканчивая нарушениями самых различных ее финансовых интересов.

    По общему правилу согласно п. 2 комментируемой статьи 1064 Гражданского кодекса РФ бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда. Как отмечалось Конституционным Судом РФ, наличие вины — общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно. Исходя из этого в гражданском законодательстве предусмотрены субъективные основания ответственности за причиненный вред, а для случаев, когда таким основанием является вина, решен вопрос о бремени ее доказывания .

    READ
    Как можно заработать сидя дома идеи
Ссылка на основную публикацию