Ограничение встреч отца с ребенком

В Республике Адыгея отец, бабушка и дедушка просили суд обеспечить им общение с маленьким Артемом одни полные выходные каждый месяц. Суд решил, что поскольку родственники живут в соседнем регионе и ездить к ним дорого и тяжело для маленького ребенка, то именно родственники должны приезжать к Артему, пока ему не исполнится 6 лет. А уже после можно будет возить Артема и к ним домой.

Бывшая жена не дает общаться с ребенком

Недавно у вас была дельная статья о том, как не допустить снижения алиментов и сохранить уровень жизни ребенка после развода. А у меня ситуация противоположная.

После развода сын живет с бывшей женой, я аккуратно плачу алименты, но бывшая жена категорически против того, чтобы сын общался со мной и моими родственниками. Дело доходит до ругани и драки. Я пока не настаиваю на своих правах, чтобы не травмировать сына сценами ссор родителей, но так не может продолжаться бесконечно.

Уговоры никак не помогают. Какие у меня есть способы заставить бывшую жену изменить свою позицию и какие перспективы у обращения в суд?

Вы не сможете заставить бывшую жену изменить свою позицию, но сможете заставить ее исполнять решение суда об определении порядка общения с ребенком. Семейные споры — долгие, нервные и сложные, но это ваш единственный путь, если уговоры не помогают.

Перспективы обращения в суд, с одной стороны, радостные: оба родителя имеют равное право на общение и воспитание ребенка, так что ваше право видеться с сыном суд подтвердит. Но есть и другая сторона: объем времени общения, который установит суд, и условия встреч зависят от большого количества факторов. Это возраст и состояние здоровья ребенка, ваше состояние здоровья, отношение ребенка к вам, прежний объем общения, удаленность вашего проживания от дома жены, ваше материальное положение и обустроенность вашего жилья, ваш новый семейный статус и занятость сына в кружках и школе.

Основания к ограничению общения

Законом не предусмотрен конкретный перечень оснований для того, чтобы ограничить отца в общении со своим ребенком. Однако суды часто руководствуются перечнем оснований для лишения или ограничения родителей в их правах.

Эти основания прописаны в ст. 69 СК РФ и включают:

  • злостную неуплату алиментов при условии привлечения к ответственности за таковую;
  • иное уклонение от выполнения родительских обязанностей по воспитанию и содержанию ребенка;
  • отказ забирать ребенка из учебных, медицинских и иных учреждений, где он пребывает;
  • насилие в отношении ребенка (включая психическое), а также совершение преступления против своего ребенка родителем;
  • алкоголизм или наркомания родителя.

Эти основания могут стать безусловным поводом для лишения родительских прав недобросовестного отца, не говоря уже об ограничении общения с ребенком или ограничения в правах.

Однако такие основания могут быть далеко не всегда. Отец ребенка может быть вполне положительным человеком, работать, не иметь судимостей, платить алименты, но общение с ним ребенка может негативно сказываться на развитии малыша в целом.

Перечисленные ниже основания не прописаны в законе. Но принимаются судами в качестве оснований для ограничения общения отца с ребенком при определении соответствующего порядка воспитания детей после развода:

  • дурное влияние на ребенка, выраженное в нездоровых увлечениях, культивации жестокого или аморального поведения и т.д.
  • отрицательное влияние отца на учебу, развитие несовершеннолетнего;
  • негативные оценки отца в адрес матери, навязывание своего мнения в этой части;
  • отказ учитывать интересы матери, неоднократное отобрание ребенка и его удержание без информирования матери о месте нахождения.

Пример. Иванов после развода со своей женой регулярно забирал 11-летнего сына К. к себе на выходные. После пребывания у отца ребенок вел себя агрессивно по отношению к матери, обвинял ее в разрушении отношений, неоднократно убегал из дома и стал прогуливать школу. Мать ребенка выяснила, что отец регулярно рассказывает ему недостоверные сведения о ней, о ее несуществующих изменах, убеждает больше времени проводить с ним, вплоть до ущерба образованию. Убеждает, что образование не нужно, так как он оставит сыну часть бизнеса. Формально действия отца не являются основанием для ограничения в родительских правах, однако суд может по заявлению матери установить порядок общения с ребенком, ограничив Иванова в свободном общении со своим сыном.

READ
Особенности банкротство физических лиц

Все эти основания подлежат установлению судом и, чаще всего, с привлечением экспертов через назначение судебно-психологической экспертизы.

Сын по графику

Очень деликатную и болезненную сферу затронул Верховный суд в одном из своих последних решений. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда пересмотрела вердикт своих уральских коллег о “разделе” малыша разведенными родителями.

Итак, в городе Екатеринбурге районный суд рассмотрел дело по иску мужчины к своей бывшей жене. Истец попросил суд обязать ответчицу “не чинить препятствия” ему в общении с сыном и определить порядок этого самого общения. Суд просьбу уважил и расписал на нескольких страницах “порядок осуществления родительских прав” сразу на 13 лет вперед. То есть до совершеннолетия ребенка. А выглядел этот график так:

” С 18.00 31 декабря до 21.00 2 января 2014, 2016, 2018, 2020, 2022, 2024, 2026 годы на любой территории Свердловской области. И в эти же часы, но с 3 по 5 января в 2015, 2017 годах и так далее до 2026 года включительно”. В том же ключе подробно расписаны еще несколько страниц судебного решения с указанием часов, минут и дат свиданий на годы вперед.

В Верховный суд пошла мать мальчика и попросила эти решения отменить, так как жизнь ребенка, по ее мнению, от такого расписания превращается в кошмар. Малыш, уверяла женщина, вынужден для исполнения принятого решения превращаться в вечного скитальца и жить по принципу два дня в одном доме, два дня в другом.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда перечитала расписание свиданий и посещений ребенком отца и. согласилась с матерью. Она отменила вердикт екатеринбургских судей и объяснила, почему это сделала. Судя по судебным материалам, семья появилась в 2007 году и просуществовала до 2011 года. Мальчик родился в 2009 году. При разводе районный суд решил, что жить ребенок будет с матерью. Отдельным решением суда прописано, когда он будет встречаться с бабушкой и дедушкой.

Верховный суд на это решение ответил – они приняты с нарушением норм закона и согласиться с ними нельзя. И вот почему. Есть Конвенция о правах ребенка. В России она вступила в силу в 1990 году. Там сказано следующее – родители несут ответственность за воспитание и развитие ребенка. А наилучшие интересы ребенка – предмет их основной заботы. В нашем Семейном кодексе сказано – родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. И интересы детей основная забота родителей. В том же Семейном кодексе говорится, что родитель, с которым живет ребенок, не должен мешать общению с малышом другому родителю. Из этого ВС делает вывод – при рассмотрении таких дел суд должен соблюсти баланс между интересами детей и правами родителей этих детей воспитывать. Поскольку для ребенка может иметь негативные последствия “общение с родителями, состоящими в конфликтных отношениях”.

Суд, по мнению Верховного суда, обязан учитывать массу нюансов: отношение ребенка к каждому родителю, его физическое и психическое состояние, и то же состояние у родителей. Это требует закон. А местный суд в нарушении закона эти обстоятельства не устанавливал. Более того, судя по материалам суда, между родителями сложились конфликтные отношения. А сам малыш состоит на учете у невролога и ему противопоказаны “психотравмирующие ситуации”. Районный суд в своем решении написал – предложенный отцом порядок и частота общения не нарушает интересы ребенка. Но исходя из чего суд сделал такой вывод, – непонятно. Мать мальчика в районном суде попросила о назначении психолого-психиатрической экспертизы, когда зашла речь о том, может ли отец воспитывать ребенка без создания для него психотравмирующих ситуаций. Женщине суд отказал в экспертизе, заявив, что только начал рассматривать дело и исследует этот вопрос позже. Но решение по иску отца было вынесено в тот же день.

READ
Понятие и способы защиты трудовых прав работников

Из всего сказанного Верховный суд делает вывод – районный суд устранился от своей прямой обязанности по сбору доказательств. А без этого законного решения не вынести. Суд не дал оценку тому, что при графике общения, который попросил отец, и плюс график общения с бабушкой и дедушкой, мальчик по 14 дней в месяц будет проводить в семье, которая крайне конфликтно относится к его матери. С которой он вообще-то живет. Судебная коллегия по гражданским делам заявила – это существенные обстоятельства, которые могут негативно отразиться на ребенке. Но районный суд их не исследовал.

Есть 57 статья Семейного кодекса. Там сказано – ребенок при решении подобных вопросов вправе выражать свое мнение. А когда ему исполнится 10 лет, то учет его мнения становится обязательным. И это положение закона районный суд не учел, расписав общение мальчика с родителем и когда ему исполнится десять лет и когда будет старше. Верховный суд сослался на решение своего Пленума (N10 от 27 мая 1998 года) именно по вопросу общения ребенка с разведенными родителями. Там сказано, что такое злоупотребление родительскими правами в ущерб интересам детей. Доводы матери о том, что отец свои родительские права использует в ущерб интересам ребенка, районный суд не услышал и не проверил.

“При вынесении решения был нарушен и принцип исполнимости судебного акта” – сказал Верховный суд. Дело в том, что местный суд не выяснил, каким образом стороны могут исполнить вынесенное решение.

Так что все решения судов по делу отменены. И оно будет пересмотрено с учетом того, что сказал Верховный суд.

Ограничение общения отца с ребенком через суд

Суд перед принятием решения заслушивает обе стороны спора, исследует все те доказательства, что они предлагают, а также обязательно выясняет мнение органов опеки и попечительства, которые принимают обязательное участие в решении вопроса общения отца с ребенком.

Говоря об иске на установление определенного порядка встреч с ребенком, который обычно подается отцом, то суд вполне способен отказать в нем. Особенно если будет выявлено, что такие встречи плохо влияют на ребенка, нарушают его физическое и психическое состояние. Запрет может иметь, как полный, так и частичный характер. То есть можно установить график, который поставит отца в рамки общения с ребенком.

Когда судья выносит подобное решение, он опирается на определенные факторы, имеющие значение для ребенка:

  • Его возраст, состояние здоровья;
  • Характеристику родителя, который не проживает вместе с ребенком;
  • Обстановку, в которой по плану должны проходить встречи;
  • Частоту встреч, определенное время;
  • Интересы самого ребенка.

При рассмотрении доказательств, суд также должен обращать внимание на все, даже если факты носят косвенный характер.

Это могут быть сведения следующего рода:

  • Результаты проверки, проводимой органами опеки и попечительства;
  • Характеристики, письменные отзывы, справки с работы, места проживания родителей;
  • Свидетельские показания;
  • Иные документы, имеющие значение для дела.

Если нет весомых аргументов, то суд безосновательно не может ограничить права отца, а значит, принимает решение сохранить тот порядок встреч, который предлагает мужчина.

Разрешая спор о детях, всегда нужно помнить, что в первую очередь должны учитываться интересы самых маленьких членов семьи, а корыстные и личные заинтересованности каждый из родителей должен оставить при себе.

Разделяет граница

Еще сложнее, когда бывшие супруги живут в разных странах. Одного родителя нельзя обязать обеспечить общение ребенка с бывшим мужем или женой. Таких механизмов нет, подтверждает Корума. Этим и пользуются родители-«похитители» детей.

READ
Где посмотреть сдан ли дом в эксплуатацию

По словам эксперта, в ее практике было такое дело. После развода мать вместе с ребенком переехала из другой страны в Россию, где стала мешать отцу общаться с сыном. Учитывая это, суд определил, что ребенок с папой будет общаться ежедневно по телефону или с помощью мессенджеров, а раз в месяц на выходные будет летать к отцу (дело № 2-1348/2013). Корума называет такое решение суда «в своем роде прорывным», но на этапе его исполнения начались трудности. У ребенка внезапно заканчивались деньги на телефоне, интернет отключался, а поездки и вовсе не состоялись, так как в решении не был описан способ передачи ребенка отцу.

Корума рассказывает, что в этой ситуации отцу помогло взаимодействие со службой судебных приставов-исполнителей, с органами опеки, с уполномоченным по правам детей. Они фиксировали все случаи и впоследствии привлекали мать к административной ответственности. В итоге органы опеки на комиссии поставили вопрос о наличии оснований для передачи ребенка отцу. Только после этого отношения между отцом и ребенком восстановились.

В другом случае родители так и не договорились. Как писали СМИ, полгода назад Станислав Сажин, создатель соцсети для врачей, забрал свою дочь из детского сада. Бывшая жена так и не узнала, куда он ее увез. Она обратилась в суд. 18 ноября 2020 года суд постановил отобрать девочку у отца и вернуть матери, но пока бывший супруг дочь так и не вернул. Сажина вместе с девочкой судебные приставы объявили в розыск. Некоторые издания сообщают, что он скрывается за границей. Но из социальных сетей он не пропал, а даже стал еще более активен. На своем примере учит других отцов: сделал мастер-класс «Похищение своего ребенка для чайников».

На мой взгляд, лишение таких родителей-«похитителей» родительских прав и привлечение к уголовной ответственности было бы тем самым сдерживающим фактором, и соглашения или судебные акты о порядке общения ребенка с родителем действительно исполнялись бы.

Кира Корума, партнер АК Аснис и партнеры Аснис и партнеры Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право ×

Чтобы переломить ситуацию, Минюст разработал законопроект, ужесточающий ответственность за неисполнение решения судов (документ в Госдуму пока не поступил). Согласно нему, предлагают ввести уголовную ответственность за неисполнение акта о передаче ребенка родителю, с которым тот должен проживать. Авторы предлагают наказывать за это штрафом до 50 000 руб. или в размере заработной платы или иного дохода за период до шести месяцев. Среди санкций также обязательные работы на срок до 240 часов либо исправительные – на год. Самой суровой мерой станет арест до трех месяцев или лишение свободы до одного года.

Для сравнения: сейчас родителя, запрещающего близким родственникам общаться с ребенком, могут оштрафовать на сумму от 2 000 руб. до 3 000 руб. согласно ст. 5.35 КоАП («Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних»). Но, как отмечает юрист FTL Advisers FTL Advisers Федеральный рейтинг. группа Семейное и наследственное право группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Частный капитал группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) × Светлана Иванова, доказать злоупотребление правом или умышленное препятствование в общении с ребенком достаточно сложно, практика привлечения к ответственности по этой статье скудная. По ее словам, даже если протоколы о совершении административного нарушения составляются, то их отменяют суды.

Судам придется определять порядок общения отцов с детьми

Спесивов Виктор

Проект федерального закона № 604443-7 «О внесении изменений в статью 66 Семейного кодекса Российской Федерации» (далее – законопроект) вызывает у меня как у практикующего в семейном праве юриста двойственное отношение.

READ
16 июля помимо СЗВ-М подайте еще один отчет по работникам

Перечислены формы возможного общения ребенка и отдельно проживающего от него родителя: посредством личных встреч, телефонных переговоров, текстовых, голосовых и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи, в том числе подвижной, радиотелефонной связи, а также посредством информационно-коммуникационных сетей, в том числе сети «Интернет».

При этом продолжительность еженедельного общения ребенка и отдельно от него проживающего родителя, осуществляемого посредством личных встреч, на время разбирательства спора о порядке осуществления родительских прав не может быть менее трех часов.

С одной стороны, тема злоупотреблений правом со стороны родителя, остающегося проживать с ребенком, по отношению к родителю, платящему алименты на ребенка, давно уже стала «общим местом» в российской семейно-правоприменительной практике и даже, я бы сказал, частью российского постсоветского «культурного кода».

В моей практике и практике моих знакомых практикующих юристов предостаточно историй, когда бывшие жены после расторжения брака (очевидно, что в обсуждаемом законопроекте речь идет об отцах – в 90% случаев дети остаются жить с матерями) сводят счеты со своими бывшими мужьями посредством ограничения их общения с детьми и прямого настраивания детей против отцов, часто с помощью откровенной лжи, не разрешают отцу видеть детей под надуманными предлогами или вовсе без них. В ряде случаев они устраивают свою личную жизнь таким образом, что алименты, выплачиваемые на ребенка, тратятся на детей от других отцов, при этом ребенок, на которого эти алименты переводятся, обделен.

Опыт моей работы приводит к выводу о дискриминации отцов после расторжения брака.

Мне представляется, что предложенный законопроект не решит указанную проблему дискриминации, так как в нем не предусмотрены необходимые конкретные положения для воплощения поправок в правовой реальности, не содержатся процессуальные нормы для реализации новых материальных норм.

Впрочем, это неудивительно, так как в пояснительной записке к законопроекту прямо указано, что цель законопроекта состоит в закреплении минимума времени для общения с ребенком посредством личных встреч только на время судебного разбирательства о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, а также в уточнении перечня способов общения ребенка и проживающего отдельно от него родителя во избежание запретов на те или иные способы общения. То есть получается, что возможность принудительной реализации предлагаемых норм права авторами законопроекта и не предполагалась. Жаль, что в который раз приходится повторять азбучную истину в отношении наших законопроектов: любые обязанности мертвы без ответственности за их неисполнение.

В то же время появление законопроекта следует приветствовать как первую реальную попытку устранить сложившийся в правоприменительной практике резкий «перекос» в пользу матерей. Возможно, за этими откровенно «половинчатыми» поправками последуют более обдуманные изменения. После их принятия неизбежно начнет формироваться новая судебная практика, появятся обобщения Верховного Суда РФ, недостатки новелл начнут обсуждаться на разных конгрессах и конференциях, на основе старых проблем, «освеженных» принятием поправок, будут защищены диссертации. И, наконец, вероятно, законодатель решит расставить все точки над «i» и придаст предлагаемым сейчас поправкам законченность. К сожалению, в который раз приходится констатировать, что наша законодательная техника оставляет желать лучшего, но это реальность, в которой всем нам – и юристам, и судам приходится постоянно действовать, мы привыкли.

Тем не менее необходимо отметить, что в случае принятия комментируемого законопроекта совершенно определенно некоторые позитивные сдвиги в судебной практике должны произойти.

Не могу не привести недавний яркий пример из собственной практики: исковое заявление о порядке осуществления родительских прав отцом, в котором в качестве искомого способа предлагалось личное и телефонное общение без ограничения по продолжительности с предупреждением матери о нем за 1 час, было оставлено судом без движения со строгой формулировкой: «истец не указал дни и время требуемых встреч». При этом отец заранее знает, что если он попросит выделить ему конкретные дни и время встреч, то в эти дни и время детей он видеть не будет, так как именно в эти дни и время дети будут где-нибудь на улице, на спортивных секциях, на днях рождения одноклассников и т.д.

READ
Претензия на гарантийный ремонт купленного товара

Добиться исполнения решения суда о встречах в конкретные дни и время на практике невозможно – пристав этим заниматься не будет. Да и подтвердить, что дома никого не было, когда отец пришел в установленные день и время, нереально. Получается, что отец не сможет доказать неисполнение решения суда бывшей женой и потребовать пересмотра предусмотренного порядка общения с детьми, как издевательски предлагает ему норма п. 3 ст. 66 СК РФ. И детей не увидит, пока его бывшая жена не соблаговолит ему это разрешить. А вот если бы у отца было право общения с детьми в любом месте, где удобно в этот момент детям, в любой день недели, когда это было бы удобно отцу и детям, – лишить его возможности общаться с детьми, откровенно не нарушая закон, матери было бы гораздо труднее. Не получилось в понедельник (дети на дне рождения), не вышло во вторник (на улице), но не может же всю неделю не получаться? Злоупотребления со стороны бывшей жены были бы очевидны суду в таком случае. Отец при его желании смог бы добиться предусмотренного судом количества часов общения в неделю. Но если судом установлено, что время общения – только понедельник в 20:00, вторник в 18:00 и среда в 19:00, то получается, что в четверг, пятницу, субботу и воскресенье отец не вправе приближаться к своим детям, даже если в предусмотренное для общения время дети якобы по объективным причинам общаться с ним не могли. И закрепить возможность телефонных разговоров или общения по интернету с детьми суд в своей зашоренности не позволяет – только конкретные дни и время встреч!

В случае принятия предлагаемых поправок приведенное определение суда станет незаконным. Суду придется научиться принимать решения об определении порядка общения отцов с детьми, в которых предусматривать не только время и дни встреч с детьми, но и возможность телефонных переговоров, текстовых, голосовых и иных сообщений, в том числе через интернет, определять объем такого общения.

Сейчас же судебная практика по делам об определении порядка общения с детьми, как правило, предсказуема и для отцов выглядит удручающим образом. Еще в обзоре практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей (утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 20 июля 2011 г.), было отмечено, что является правильной и заслуживающей внимания судов тех регионов, где она отсутствует, практика указания в решениях суда на право телефонного общения или общения по интернету отдельно проживающего родителя, на обязанности родителей корректно относиться друг к другу, с тем чтобы не подрывать авторитет друг друга в глазах ребенка (суды Ростовской области); на обязанность не препятствовать общению отца с сыном по его желанию посредством переписки, по телефону и через интернет (со стороны матери); не формировать у ребенка негативного мнения друг о друге (суды Республики Татарстан).

Однако на практике, если суд даже приходит к выводу, что объективных обстоятельств, препятствующих общению отца с ребенком, нет, учитывая наличие у матери «возможности влиять на формирование негативного отношения» ребенка к отцу, суд принимает решение – ограничить время общения отца с ребенком (см.: Апелляционное определение Московского городского суда от 24 января 2018 г. по делу № 33-2596/2018). Не нонсенс ли?

Логика суда прозрачна, но от этого не менее возмутительна для любого здравомыслящего человека: ребенок проживает с матерью, мать настраивает его против отца, поэтому надо ограничить общение ребенка с отцом, чтобы он меньше находился в психотравмирующей ситуации: и когда видится с отцом, и когда после этого выслушивает от своей матери, что он «предатель» за то, что встретился с отцом. Где же объективность? Пусть отец платит алименты и смирится с тем, что он всегда будет для своего ребенка «плохишом»? Какие бы конфликтные отношения между отцом и матерью ни сложились, суд с готовностью отказывает отцу в общении с ребенком на территории отца, определяя порядок общения только в присутствии матери (см., например, Апелляционное определение Воронежского областного суда от 7 декабря 2017 г. по делу № 33-9211/2017; Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 14 сентября 2017 г. по делу № 33-8269/2017). Что это за общение и в каком свете в нем предстает отец, думаю, легко представить.

READ
Помощь военного юриста

В чем правовой смысл такого унижения отца, чаще всего необъяснимо. Есть примеры, когда суды неожиданно принимали справедливые решения и предоставляли отцам право на общение с детьми на территории отца, но Верховный Суд РФ отменял вынесенные судебные акты на том, например, основании, что при графике общения, который попросил отец, и с учетом графика общения с бабушкой и дедушкой (хотя это время устанавливается судом отдельно и вообще не относится к родительскому и учитываться при споре о родительских правах не должно!) мальчик по 14 дней в месяц (это даже менее ½ месяца) будет проводить в семье, которая крайне конфликтно относится к его матери, с которой он живет 1 . То, что мать крайне конфликтно относится к отцу ребенка, – не учитывается и ни на что не влияет. Что тут скажешь, «равноправие» родителей в праве на общение с ребенком во всей красе.

Конечно, предлагаемые поправки в СК РФ необходимо дополнить, на мой взгляд, уточнениями и конкретизацией. Например, следует нормативно закрепить не только минимальное количество часов в неделю для общения с отдельно проживающим родителем на период до разрешения спора, но и при разрешении спора: у отца должно быть право лично общаться с ребенком минимум 48 часов в неделю (сейчас зачастую суды, прикрываясь интересами ребенка, предоставляют отцам лишь 2-4 часа в месяц!).

Нужно закрепить соотношение общения с ребенком по телефону и интернету с непосредственным общением – очевидно, что такие виды общения не могут быть равноценными, и если отец живет далеко и не может встречаться лично, то ему должно быть предоставлено кратно превосходящее время для общения с ребенком по телефону или интернету.

Во избежание злоупотреблений правом со стороны матери считаю необходимым перераспределить бремя доказывания в споре о неисполнении решений суда о порядке общения с ребенком: надо возложить на мать бремя доказывания того, что она давала отцу видеться с ребенком и/или общаться по телефону и интернету. И если при жалобе бывшего мужа она не сможет доказать исполнение со своей стороны решения суда, то, во-первых, она обязана предоставить отцу дополнительно все незаконно «отнятое» время общения, во-вторых, должна возвратить бывшему мужу ½ выплаченных им алиментов за то время, когда она не давала отцу видеться с ребенком. Только когда права и обязанности отца станут неразрывными, «материнский перекос» в спорах о детях сможет быть преодолен.

Мнение органа опеки и попечительства

Судья не ходит по домам и не изучает, в каких условиях живут дети и их родители. Вместо судьи это делают специалисты органов опеки и попечительства. По результатам они составляют акт обследования и заключение, в котором выражают свою позицию о том, в каком режиме дети могут встречаться с отцом.

Суд считает, что органы опеки лучше знакомы с ситуацией, и во многом полагается на их мнение. Зачастую выводы из заключения органов опеки дословно переходят в решение суда. Если вы не согласны с мнением этих специалистов и считаете, что что акт обследования и заключение не отражают объективное состояние дел, нужно очень постараться, чтобы переубедить суд.

READ
Как осуществляется замена паспорта не по месту прописки

Ограничение встреч отца с ребенком

В разрешении подобных споров всегда участвуют органы опеки и попечительства. Они обязаны исследовать условия жизни ребенка и лица, претендующего на его воспитание, и представить в суд составленный по результатам исследования акт и основанное на нем заключение по существу спора (п. 2 ст. 78 Семейного кодекса РФ). Такое заключение может содержать, например, рекомендацию не допускать общения ребенка с родителем, употребляющим наркотики или страдающим алкоголизмом, или указание на невозможность ночевок ребенка в квартире второго родителя из-за плохих жилищных условий и т. д.

Суд в свою очередь обязан оценить личные качества родителей и их взаимоотношения с ребенком, учесть возраст ребенка и состояние его здоровья. Тот факт, что общение с родителем может нанести вред ребенку, является единственным основанием для отказа в удовлетворении иска об определении порядка участия родителя в его воспитании (абз. 4 п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. № 10 “О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей”; далее – Постановление № 10).

В каждом решении об определении порядка осуществления родительских прав проживающим отдельно от ребенка родителем суд с учетом обстоятельств конкретного дела должен определить время, место и продолжительность общения (абз. 2 п. 8 Постановления № 10).

В большинстве случаев при разводе родителей дети остаются жить с матерями (особенно это касается малолетних детей, которым необходимо грудное кормление и которые в первые годы жизни привязаны сильнее к матери, чем к отцу). Общение с малолетними детьми, как правило, происходит в доме или квартире, где живет ребенок, причем в дневное время и в присутствии живущего с ним родителя. Забирать маленького ребенка к себе, тем более с ночевкой, второму родителю чаще всего не разрешается.

Когда речь идет о детях постарше (от трех лет), суды устанавливают большую свободу общения отдельно живущего родителя с ребенком – ему может быть предоставлено право навещать ребенка, когда тот болеет, в дни общения забирать ребенка из детского сада и других образовательных учреждений, в том числе из спортивных секций и кружков, посещать праздничные мероприятия с участием ребенка в дошкольных и школьных учреждениях, водить его на культурно-массовые мероприятия, возить в гости к другим родственникам и на экскурсии и т. д.

Тем не менее живущие отдельно родители часто настаивают на том, чтобы забирать ребенка к себе домой. Это, конечно, допускается судами, однако место общения не может быть ограничено только домом или квартирой этого родителя (определение Судебной коллегии Пензенского областного суда от 21 января 2003 г. № 33-113).

Определение места общения с ребенком становится особенно важным в том случае, когда родители живут в разных городах. Поэтому суд должен прописать, когда встречи с ребенком могут проводиться в том населенном пункте, где он живет, а когда – за его пределами (обобщение практики применения положений семейного законодательства РФ федеральными судами г. Нижнего Новгорода и Нижегородской области при разрешении споров, связанных с воспитанием детей).

Соответственно, необходимо конкретизировать и дни общения с ребенком. Неопределенность дней общения препятствует планированию режима дня ребенка и ставит в неопределенное положения действия матери, считают суды (определение Московского областного суда от 13 мая 2010 г. по делу № 33-9355).

Кроме того, следует иметь в виду, что порядок участия отдельно проживающего родителя в воспитании ребенка может корректироваться в случае изменения условий жизни любого из родителей или обстоятельств, определяющих условия воспитания ребенка, в целях учета его интересов (обзор судебной практики по рассмотрению в надзорном порядке гражданских дел Кировским областным судом за 2009 год от 19 августа 2010 г.). К примеру, в случае если длительное пребывание ребенка с отцом на отдыхе в отсутствие матери неблагоприятно отражается на его психоэмоциональном состоянии, суд может уменьшить длительность такого отдыха в будущем (обзор судебной практики рассмотрения судами Вологодской области гражданских дел, связанных с воспитанием детей, от 22 июля 2014 г.). Или, например, мать ребенка снова вышла замуж и переехала вместе с ним в другой населенный пункт, поэтому привозить ребенка к месту жительства отца (как установлено мировым соглашением) для нее стало затруднительно. Поэтому порядок общения сына с отцом также должен быть изменен (определение Бугурусланского районного суда Оренбургской области от 24 октября 2013 г.).

READ
Зарплата начальника отдела полиции

Еще одним обстоятельством, влекущим пересмотр режима общения, является выпуск ребенка из детского сада, поскольку в этом случае распорядок его дня кардинально меняется. Суд может прямо прописать в своем решении, что установленный в нем порядок общения действует до 31 августа определенного года (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Рязанского областного суда от 29 октября 2014 г. № 33-2119). После наступления этой даты живущему отдельно от ребенка родителю снова нужно будет обратиться в суд за определением нового порядка общения с ребенком.

Еще один важный момент – ребенок имеет право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, в том числе быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства (ст. 12 Конвенции ООН о правах ребенка, ст. 57 Семейного кодекса РФ). Учитывать мнение ребенка, достигшего возраста 10 лет, нужно обязательно, за исключением случаев, когда это противоречит его же интересам. При этом суд советуется с органом опеки и попечительства о целесообразности опроса ребенка в судебном заседании, о том, не причинит ли такой опрос психологическую травму ребенку и т. д. Также он выясняет, не воздействовал ли на мнение ребенка кто-либо из родителей или других родственников и осознает ли ребенок свои собственные интересы (обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом ВС РФ 20 июля 2011 г.).

Право бабушек, дедушек и иных родственников на общение с ребенком

Право на общение с ребенком, помимо родителей, имеют также бабушки, дедушки, братья, сестры и другие родственники (п. 1 ст. 67 Семейного кодекса РФ). Иногда родители ребенка запрещают родственникам общаться с ним, и в этом случае те могут обратиться в орган опеки и попечительства, который вправе обязать родителей не препятствовать такому общению. Если же решение органа опеки и попечительства не исполняется, этот орган или близкие родственники ребенка могут подать в суд иск об устранении препятствий к общению с ним. Данный спор также разрешается исходя из интересов и с учетом мнения ребенка.

Отметим, что суды по-разному толкуют норму о досудебном урегулировании такого спора. Так, суд первой инстанции может посчитать эту процедуру обязательной и вернуть исковое заявление истцу, не обратившемуся в орган опеки и попечительства до суда. А суд апелляционной инстанции, напротив, может решить, что родственник вправе по своему усмотрению обращаться сразу в суд (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 12 февраля 2014 г. по делу № 33-3290/2014).

Как правило, суды определяют конкретные дни и часы, в которые бабушки, дедушки и другие родственники могут общаться с ребенком, в том числе гулять и посещать культурно-массовые мероприятия. Встречаются, однако, в решениях судов и такие формулировки, как “разрешено посещать ребенка ежегодно для поздравления с днем рождения” (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 29 апреля 2014 г. № 33-2626/2014).

Поскольку воспитание ребенка – все же задача в первую очередь родителей, на общение родственников с ним отводится не так много времени (в большинстве судебных решений – по несколько часов один-два раза в месяц, иногда с правом забирать ребенка с ночевкой или даже на 10-14 дней). Особенно сложно распределить время, если родители живут не вместе, а общаться с ребенком хотят бабушки и дедушки со стороны обоих родителей.

READ
Декларация УСН «доходы» за год: порядок и сроки сдачи

Препятствовать общению родственников с ребенком безнаказанно не получится

За неисполнение решения суда, устанавливающего порядок общения родственника с ребенком, родители несут ответственность. Так, родитель, запрещающий близким родственникам общаться с ребенком, может быть оштрафован на сумму от 2 тыс. до 3 тыс. руб. Кроме того, он обязан будет уплатить исполнительский сбор за пропуск срока, установленного для добровольного исполнения исполнительного документа, который выдается на основании решения суда о порядке общения с ребенком.

Более того, воспрепятствование общению ребенка с проживающим отдельно родителем (если порядок общения определен судом) может привести к передаче ребенка последнему по решению суда исходя из интересов и с учетом мнения ребенка (п. 3 ст. 66 Семейного кодекса РФ). При этом суды, определяя порядок общения с детьми, далеко не всегда предупреждают родителей о таких последствиях, так как соответствующей обязанности в Семейном кодексе РФ нет.

Однако необходимость этого предупреждения предусмотрена ВС РФ (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 27 мая 1998 г. № 10) и игнорировать свои разъяснения Суд не советует (обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей, утвержденный Президиумом ВС РФ 20 июля 2011 г.). На практике суды по-разному выносят такое предупреждение: прописывают в мотивировочной или резолютивной части решения, в определении об утверждении мирового соглашения, заключенного между родителями, в кассационном определении об оставлении решения суда первой инстанции без изменения или о его изменении либо озвучивают устно (с занесением в протокол судебного заседания). Тем не менее, часть судебных решений все-таки не содержит этого предупреждения, поэтому родителям нужно быть внимательными.

Некоторые родственники в случае, когда им запрещают общаться с детьми, подают иски о компенсации морального вреда. Они полагают, что такой запрет нарушает их личные неимущественные права. При этом ряд судов соглашаются с этим мнением и удовлетворяют иски. ВС РФ, однако, подчеркивает, что право на общение с ребенком к личным неимущественным правам действующим законодательством не отнесено, и отменяет подобные акты (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 8 апреля 2014 г. № 45-КГ13-22).

Так или иначе, с помощью органов опеки и попечительства и суда родственники ребенка могут определить порядок общения с ним, который более или менее устроит всех (конечно, двухчасовые прогулки в парке два раза в месяц вряд ли заменят лето, проведенное с бабушкой и дедушкой на даче, но это все же лучше, чем ничего). Для того чтобы отстоять свое право на участие в воспитании ребенка, заинтересованные стороны должны знать, как происходит рассмотрение таких споров, и заранее готовиться с судебному заседанию – настаивать на учете мнения органов опеки и попечительства, опросе ребенка и т. д.

Ограничение мужчины в родительских правах

Общение отца с ребенком после развода фото

Бывают ситуации, когда судья может отказать отцу в удовлетворении иска и ограничить его в родительских правах. Они следующие:

  1. Злоупотребление родителем спиртными напитками. Даже если папа занимает ответственную должность, но в выходные дни любит покутить с друзьями, суд примет этот факт во внимание и ограничит общение с детьми.
  2. Употребление наркотических веществ, так как это несет прямую угрозу жизни и здоровью ребенка.
  3. Применение физического насилия по отношению к ребёнку или его матери. Факты насилия должны быть подтверждены показаниями свидетелей и соответствующими медицинскими материалами.
  4. Психологическое давление на малыша. Речь идет о настраивании ребенка против матери и ее родственников. Такие истории встречаются довольно часто — мама вдруг замечает, что после общения с экс-супругом ребенок ведет себя агрессивно по отношению к ней. Особенно болезненно реагируют на слова отца подростки, эмоциональный фон которых и без того нестабилен.
READ
Как узнать разведен человек или нет?

Детские психологи в один голос утверждают — несмотря на развод, встречи отца с ребенком нужны не меньше, чем материнская опека. Поэтому они настоятельно рекомендуют женщинам не препятствовать общению, а определить, как будет происходить общение отца с ребенком.

Не следует горячиться и отцам, ведь не удивительны ситуации, когда бывший муж, пользуясь деньгами и связями, нанимает лучших адвокатов по семейному праву и отбирает детей у мамы. Делает это он по тем же причинам, что и обиженная мать — хочет отомстить или унизить бывшую супругу. Таким мужчинам стоит помнить — мать детям не заменит никто, и никакие материальные блага не смогут сгладить потрясение ребенка от разлуки с самым родным человеком.

Особенность таких дел в том, что иски рассматривают с привлечением органов опеки и попечительства. Они выясняют условия жизни каждого из супругов, насколько ребенок привязан к матери и отцу. Корума привела несколько цитат из их заключений. Например, «для детей отец является эмоционально значимой фигурой, присутствует потребность в общении» или «дети в большей степени испытывают доверительные чувства к маме и негативно относятся как к самому отцу, так и к его новой семье».

Обстоятельства, влияющие на судебное решение в отношении воспитания детей

При установлении порядка встреч истца с ребенком после расторжения брака, суд будет учитывать следующие факторы:

  1. Возраст ребенка. Логично, что чем младше малыш, тем больше оно нуждается в матери. Трудно представить, как поведет себя годовалый малыш, если его на несколько дней выдернут из привычной обстановки, поэтому начинать общение с ребенком лучше в присутствии мамы.
  2. Состояние здоровья сына/дочери. Если ребенок болен хроническим заболеванием, и поездка к папе может спровоцировать обострение, в определении суда будет указано, что общение должно проходить в доме, где малыш проживает с матерью, во избежание негативных последствий для его самочувствия.
  3. Образ жизни бывших супругов. Здесь нет понятия нормы как такового, но если бывший супруг склонен к длительным загулам или авантюрным поступкам, которые могут пагубно отразиться на самочувствии малыша, суд может разрешить ему встречаться с ребенком лишь на территории матери.
  4. Количество времени, которое родители могут уделять детям. Логично, что если работа папы связана с частыми и длительными командировками или ночными сменами, это будет учтено в решении суда.
  5. Характеристики, данные родителям. Это может быть мнение коллег, соседей, родственников и приятелей супругов. Естественно, у всех людей субъективное отношение к нормам морали, но общую картину поведения сторон судья составить сможет.
  6. Условия для проживания малыша. Когда истец в своем заявлении настаивает на том, чтобы ребенок проводил с ним несколько дней, то он обязан озаботиться обустройством условий для этого. Если мужчина проживает в квартире родственников, в жилище банально нет спального места для малыша, да к тому же царит грязь и беспорядок, то ему могут быть разрешено лишь дневное время встречи с ребенком после развода.
  7. Привязанность ребёнка к маме и папе. Нередко мужчины, с головой погруженные в работу, практически не знают своих детей. У них банально не хватает времени на общение. Папы уходят на работу – дети еще спят, возвращаются — дети уже спят. После распада семьи бывшие мужья вдруг начинают отчаянно скучать по отпрыскам и изо всех сил стараются чаще видеться с ребенком. По понятным причинам дети неохотно идут на контакт с папой, поэтому целесообразно определить, что встречаться они должны в присутствии матери, по крайней мере, в первое время.
  8. Соблюдение интересов несовершеннолетнего. Речь идет о подобных ситуациях — сын серьезно занимается футболом, по воскресеньям у него запланировано проведение важных тренировок, а отец настаивает, чтобы все выходные ребенок проводил с ним в другом городе. Такое обстоятельство будет учтено при составлении графика общения.
Ссылка на основную публикацию